Rambler's Top100
Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей
Что есть на сайте    журналистам   специалистам   студентам   гражданам   друзьям   прочее
Гражданские конференции
Общественная экологическая экспертиза
Административные общественные слушания
Общественное обсуждение градостроительных проектов
Разработка проектов нормативных актов
Мониторинг правоприменения
Доступ к правосудию
Другие технологии общественного участия
Индикаторы общественного участия
Библиотека Центра ЭКОМ
О нас
Наши партнёры
Проекты ЭКОМ
  Актуальная кампания:

СПАСТИ СЕСТРОРЕЦКИЙ БЕРЕГ!

РАЗВИТИЕ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ПЕТЕРБУРГА

 Подписка на новости
Подпишитесь на рассылку коротких сообщений о новых материалах на сайте
E-mail:
Посмотреть архив сообщений
  Сохранить ссылку:
Начало : : Новости : А. Карпов в эфире ЭХО Москвы в Петербурге. Нужны ли общественные слушания в Петербурге?
    ПОДРАЗДЕЛЫ

- 28.06.2007

А. Карпов в эфире ЭХО Москвы в Петербурге. Нужны ли общественные слушания в Петербурге?

Нужны ли общественные слушания в Петербурге? 

13:05 | Четверг, 28 июня

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы в Петербурге"

 

Нужны ли общественные слушания в Петербурге?

К.М.: 13:06 в Петербурге. У микрофона Кирилл Манжула. Добрый день, и в ближайшее время, до малой программы «Эхо», мы поговорим об общественных слушаниях и о Генплане, которые, собственно, смешиваются сейчас, поскольку проходят общественные слушания по корректировке Генплана и уже, насколько я знаю, 8 уже было слушаний в восьми районах города и впереди предстоит еще 10. И по этому поводу мы сегодня будем говорить с руководителем центра экспертиз городского Общества естествоиспытателей, ЭКОМ сокращенно, Александром Карповым. Александр, здравствуйте.

А.К.: Добрый день всем.

К.М.: И научным руководителем Санкт-Петербургского центра политических исследований и уже экс-главой Комиссии по градостроительству и горхозяйству Законодательного собрания третьего созыва Михаилом Ивановичем Амосовым. Михаил Иванович, здравствуйте.

М.А.: Здравствуйте.

К.М.: Михаил Иванович, Генплан, который, собственно, вопрос о корректировке которого сейчас обсуждается на общественных слушаниях, утверждался, обсуждался в Законодательном собрании. Безусловно, с горячим вашим участием. Ваше личное отношение к тому Генплану, который сейчас существует. Насколько серьезно и что нужно корректировать в нем?

М.А.: Там есть необходимость, действительно, подправить этот документ. И я бы сказал, что те поправки, которые сейчас готовит правительство города и которые оно обсуждает, в соответствии с законом, с жителями, они нескольких типов. Во-первых, при составлении такого Генерального плана, которое было сделано в прошлом созыве Законодательного собрания, был принят этот Генплан, не могли не возникнуть ошибки. Например, есть такие ошибки: в соответствии с федеральным законом, одна функциональная зона, градостроительная зона, один, точнее, земельный участок не может располагаться в разных зонах. Чтобы было понятно, я, может быть, поясню, что самое главное - это та часть Генерального плана города, где весь город разбит на различные зоны градостроительные. То есть есть зоны, которые отведены, скажем, под развитие промышленности, есть зоны жилые, причем разных типов, многоэтажные, малоэтажные, есть территории зеленые, то есть развитие парков, садов, скверов, и так далее. Понятно, что нельзя, чтобы на соседних земельных участках, скажем, было жилье и индустрия. Вот такого рода общая композиция города, она должна присутствовать, в этом смысл Генерального плана, чтобы учитывать разные потребности, которые есть в городе. Так вот, в то же время, если представить, что вы, скажем, владелец земельного участка, то вы хотите его развивать как некое целое, и нельзя, чтобы граница двух зон проходила через ваш земельный участок. В этом есть определенная логика, так требует федеральное законодательство. Такие ошибки, скажем так, почти технического плана, необходимо в Генеральном плане исправлять. Есть ситуации, когда надо понимать, что Генеральный план составляли впервые в виде документа, такого строгого документа, в виде закона. И, скажем так, не все владельцы земельных участков или не все арендаторы земельных участков, пользователи, не все осознали, вообще говоря, значимость этого документа. А когда он уже был принят, опубликован, они вдруг ужаснулись и поняли, что это противоречит их представлениям о том, как необходимо развивать эту территорию. Может быть, это отвечает интересам каких-то других граждан, общества, например. Вот здесь есть конфликт, и вокруг этого конфликта, вокруг нескольких сотен таких конфликтов разгорелись довольно большие обсуждения, была создана комиссия. В прошлом году она работала и, насколько я знаю, продолжает сейчас работать, просто теперь я уже не являюсь участником этого процесса, поскольку перестал быть депутатом, из-за того что партию «Яблоко» не допустили к выборам. Ну так вот, получилось так, что эта комиссия разбирала различного рода предложения, которые шли, в основном, от представителей бизнеса. С чем-то соглашалась эта комиссия, которая была создана при правительстве города, с чем-то она не соглашалась, и, собственно говоря, эти результаты комиссионного рассмотрения, где, в основном, конечно, были чиновники, вот это все и легло в основу второй части того пакета, который вносится сейчас на общественное обсуждение. Я думаю, это два главных источника. И наконец, в какой-то части Генеральный план связан с тем, что последует за ним и чего я, например, очень жду. Это регламенты уже застройки, то, что называется правила застройки, то есть применительно к тем зонам, которые выделены в Генеральном плане, должно быть сказано: а если это зеленая зона, то что там все-таки можно делать? Грубо говоря, там, общественный туалет можно построить? Кафе можно построить? Но если это кафе будет занимать 90 процентов зеленой зоны, какого-то сквера, так это уже и не сквер. Вот эти пропорции должны быть установлены, и, может быть, самое главное, что сейчас интересует очень многих, - это высотные регламенты, то есть на сколько метров можно построить здание в районе устья Охты, «Охта-центр».

К.М.: Очень интересный вопрос!

М.А.: Или на сколько метров можно строить на Петроградской стороне, так чтобы больше не повторялись такие, или повторялись, это выбор, в общем-то, городского сообщества, я-то считаю, что не должны повторяться такие случаи, когда с Троицкого моста мы видим не только уже мечеть, когда едем на Петроградскую сторону, но и новое здание, новый жилищный комплекс, который, вместо неба, теперь является фоном для куполов мечети. Косвенно это связано с Генеральным планом, потому что в Генеральном плане, как я уже говорил, жилищная застройка, она нескольких типов, и именно она по этажности. Понятно, что если у вас малоэтажная застройка, то нельзя строить высокие здания, небоскребы и так далее. Если это застройка такая, как была в центре города, то тоже нельзя строить небоскребы, ну и так далее. То есть здесь есть определенная корреляция, и, в конце концов, сами правила застройки принимаются на базе Генерального плана. Поэтому интерес к Генеральному плану, конечно, очень большой среди тех людей, которые озабочены сохранением исторического облика Петербурга в том числе, среди тех людей, у которых есть интересы, связанные, скажем, с их районом, там, сохранение зеленых насаждений, чтобы это нашло там отражение достойное, в Генеральном плане. Но не секрет, что некоторые поправки как раз предполагают перепрофилирование территорий, зарезервированных ранее за зелеными насаждениями. Это вызывает, естественно, у людей возражения, сомнения, как минимум. И поэтому, насколько я знаю, практически все обсуждения этой планируемой корректировки Генерального плана, которые проходят перед тем, как будут ее рассматривать депутаты, все это проходит достаточно бурно.

К.М.: Да, Александр, представляющий ЭКОМ и участвующий во всех этих общественных слушаниях, насколько я понимаю, может как свидетель сказать, насколько серьезную вызывает озабоченность и интерес у общественности этот самый Генеральный план.

А.К.: Ну, я начну с того, что я по-другому немножко взгляну на Генплан, потому что Михаил Иванович говорит о нем как о документе, который отражает интересы городского развития, а меня интересует то, каким образом Генплан полезен для жителей, для населения. Функция Генплана заключается, действительно, в том, чтобы предотвратить соседство и совмещение рядом, в пределах одного квартала, одной зоны, конфликтующих функций. Не может быть рядом городской пляж и кладбище. Они не могут даже соседствовать, должны быть чем-то разделены, тем более эти функции не могут быть совмещены на одной территории совсем. Не могут быть промышленность и жилой квартал на одной территории совмещены. И точно так же не может быть совмещена бизнес-функция, функция делового района и функция жилого района в одном квартале, не может быть совмещена, потому что у этих функций разные интересы. И мы понимаем, что интересы бизнес-функции, они сильнее, они подкреплены частными интересами, они подкреплены конкретными проектами, в то время как в жилом районе люди, даже собственники земельных участков, собственники квартир хотят просто жить. Жилые кварталы - это не сфера нашего каждодневного... они не должны быть сферой каждодневных бизнес-интересов, бизнес-проектов. Это те места, куда мы приходим отдыхать, жить и хотим спокойствия. И функция Генплана в этом отношении состоит в том, чтобы защитить общественный интерес от частного интереса. Это достигается именно за счет того, что каждому общественному интересу, например, интересам образования, интересам науки, в городе отводятся определенные территории, определенные места, причем ключевые места. Да, у нас университет расположен на стрелке Васильевского острова, и это символично...

К.М.: Основное здание.

А.К.: Основное здание, да. Это символично для города. Потому что это характеризует Петербург как университетский город. Соответственно, если мы посмотрим на поправки Генплана с этой точки зрения, то там будут другие совсем...

К.М.: Насколько, вообще, существующий Генплан, в том виде, в котором он сейчас существует, соответствует этим функциям, про которые вы говорили?

А.К.: До того как появились поправки, мы были недовольны существующим Генпланом. Нам казалось, что он недостаточно защищает общественный интерес.

К.М.: От интересов частного.

А.К.: ОТ интересов частного. Теперь мы, с появлением этих поправок, мы видим, так сказать, что за это нужно держаться, потому что это, по крайней мере, некий рубеж обороны. Естественно, это поняли и представители бизнеса, бизнес-сообщества, и городские власти. Существующее достаточно подробное деление функциональных зон, две деловых, семь жилых, оно довольно четко определяет то, что где может быть построено. И вот, к сожалению, кроме тех технических правок, о которых говорил Михаил Иванович, как-то вкралась, на каком-то этапе, я уж не знаю, на каком этапе вкралась, одна большая, так называемая комплексная поправка, которая просто отменяет предыдущую концепцию Генплана с детальным зонированием и замешивает все зоны, все функции в три, четыре, пять. У нас появляется, например, одна, точнее, в новом делении у нас две деловые зоны, но одна деловая зона включает в себя все, что раньше было отведено и под науку, искусство, образование, и под деловое строительство, а вторая деловая зона, это специально для «Морского фасада». Там проектировщики, градостроители не смогли просто разобраться, что же там будет на этом «Морском фасаде» налеплено, поэтому туда замешали все функции, которые вообще...

К.М.: Перестраховались тем самым.

А.К.: Да. Просто сделали такую именную зону «Морского фасада». Но самое-то главное, что у нас получилось теперь? На тех территориях, которые раньше были отведены исключительно, строго под, еще раз, университеты, крупные научные учреждения, учреждения образования и культуры, сейчас там могут строиться, во-первых, и бизнес-центры, и мы понимаем, какое это давление на центр города, и жилые здания. Элитная застройка тоже может быть на территории любого из университетов города, Горный, Санкт-Петербургский университет, Политехнический университет, все что угодно, пожалуйста. Примеров этому несть числа. Уже каждый день наши университеты испытывают вот это давление со стороны бизнеса: построим, построим, построим, построим что-нибудь, давайте... В общем, вот эта поправка, так называемая комплексная поправка - это долгосрочная угроза уничтожения интеллектуального статуса Петербурга, я бы сказал так. В какой-то момент, может быть, этот процесс будет остановлен, но если эта комплексная поправка будет принята, как она сейчас предлагается, то на ближайшие, там, 5 лет, до очередной корректировки, которая зафиксирует статус-кво, учреждения науки, образования, искусства, они просто потерпят сокрушительное поражение, они будут выселены, выселены со своих престижных мест в центре города. Вот. И это одна только из вещей, которая заботит людей, которые приходят на общественные слушания, только одна из. Вторая - это смешение жилых зон в единую зону с добавлением в жилые функции деловых функций. Теперь в жилых кварталах можно развивать бизнес-центры, строить торговые, огромные эти самые торговые комплексы. Можно делать что угодно. И мы опять же понимаем, что каждый день, каждый месяц люди в домах, расположенных, например, вокруг станций метро, будут испытывать пресс по поводу того, что их земельный участок кому-то понравится, здания будут пытаться выкупить, реконструировать, еще что-нибудь с ними сделать. То есть, в общем, эта комплексная поправка, вкравшаяся в последний момент, она просто нам грозит продолжением вот этой вот самой войны и, к сожалению, утратой основных функций Петербурга. 

К.М.: Если говорить о тех слушаниях, которые уже прошли, по нескольким районам города, в том числе, вы можете сделать какие-то выводы по тому, как люди пытались договориться, как люди пытались внести свое какое-то мнение по этому вопросу?

А.К.: Я хочу сделать не то чтобы выводы, я хочу сделать несколько замечаний. Первое, что вот эти слушания, конечно, сильно отличаются от тех слушаний, которые были два года назад по исходному варианту Генплана, и даже от тех слушаний, которые были год назад, меньше года назад, по правилам землепользования и застройки. Кстати, Михаил Иванович, если бы в свое время общественные слушания по первой версии Генплана проходили так же бурно и так же содержательно, с такой же подготовкой, как сейчас, то технических ошибок было бы меньше, потому что город бы проснулся раньше, и было бы гораздо меньше вот этих ляпсусов, которые действительно неизбежны в любом большом документе. Но что я хотел бы заметить, что слушания идут в активном режиме с 7 июня и за это время сеть инициативных групп, мобилизовавшись, собравшись, объединяя усилия, обмениваясь информацией, выработала определенные позиции, то есть проанализировала эти поправки к Генплану и выработала определенную позицию о том, что же в этом документе представляет реальную угрозу. То, что я сейчас говорю, это не только моя позиция. Это результат такого комплексного анализа, в котором принимали участие десятки людей. Каждый выставлял свое предложение. Они обсуждались, они отбирались каким-то образом. То есть происходит настоящая гражданская экспертиза вот этих поправок. Каждый человек смотрит свой район, выявляет какие-то проблемные точки, и из этих проблемных точек дальше делаются обобщающие выводы. Например, где-то делается такое замечание, что на самом деле хотели исправить технические ошибки в Генплане, вместо этого внесли новые. Новые ошибки внесли. Я не знаю, в результате чего это произошло, но, допустим, мы уже точно знаем несколько жилых, абсолютно жилых кварталов, которые полностью перезонированы как деловые зоны, ни с того ни с сего, там вообще деловая функция не ночевала. Потом, выяснили такие ситуации, когда на территории детских учреждений перезонируются под зону Р-0. Это у нас отдыха, спорта и так далее. То есть там собираются вместо детских учреждений развивать какие-то спортивные сооружения. Тоже непонятная совершенно вещь - это техническая ошибка или какая-то очень концептуальная вещь. То есть множество таких вот частных замечаний, из которых потом вырастает общее отношение к этой поправке.

К.М.: В любом случае, слышен какой-то оптимизм, или я ошибаюсь в ваших словах?

А.К.: Оптимизм я вижу в том, что...

К.М.: Даже соотношение с предыдущими слушаниями и нынешними.

А.К.: Оптимизм я вижу в том, что Генплан начинает так или иначе работать. Генплан - это закон. Любой закон работает только в той степени, в какой люди его знают и им пользуются. Вот сейчас мы можем говорить о том, что Генплан работает как закон. Если вы даже прочитаете так называемую пояснительную записку Комитета по градостроительству и архитектуре, которая представлена на выставке, там половина текста посвящена извинениям насчет того, что КГА раньше не думал, что Генпланом будут пользоваться, а сейчас вынужден учитывать мнение городского сообщества.

К.М.: Секундочку, а как же уплотнительная застройка вездесущая? Если Генплан работает, то почему же она вызывает столько споров?

А.К.: Значит, во-первых, уплотнительная застройка, все-таки, действительно немножко другой аспект...

К.М.: Кстати, термин абсолютно непонятный. По-моему, он не существует как узаконенный...

А.К.: Он как узаконенный не существует - за ним стоят вполне конкретные вещи. Я готов объяснить это юридическим языком. Но дело в том, что граждане начали применять Генплан и рассматривать Генплан как закон. Чиновники вот еще не начали рассматривать Генплан как закон.

К.М.: Значит, еще не совсем работает...

А.К.: Значит, еще не совсем работает. Даже если вы посмотрите эту корректировочку этого самого Генплана, Михаил Иванович, обратите внимание на формулировки, там сказано, что правила землепользования и застройки готовятся с учетом Генплана. Не на основании Генплана, а с учетом Генплана. То есть мы возьмем Генплан, разработаем, обсудим его, а потом положим в сторону, учтем и разработаем новый документ под названием «Правила землепользования и застройки». Тоже там много интересных таких оговорочек, которые свидетельствуют о том, что чиновники пытаются лазейки себе оставить.

К.М.: Насколько это возможно, Михаил Иванович? Если я правильно понял, Генплан - это некий сверхплан, и правила застройки, они должны просто входить в этот сверхплан и никаким образом нигде не выходить...

М.А.: Понимаете, я скажу так. Вообще, тема нового Генерального плана, она имеет очень давнюю историю. В 93-ем году я был депутатом Ленинградского городского совета, первого демократического Ленсовета, и мы тогда задумались о том, что нужна новая концепция Генерального плана именно как правового документа. И был проведен конкурс на лучшую концепцию Генерального плана. К сожалению, нам не удалось тогда довести это дело до принятия полноценного Генерального плана, потому что просто Ленсовет был распущен, наступили новые времена и так далее. Но в чем особенность этого документа сегодня, по сравнению с советскими временами? Ведь, вообще говоря, это, по-моему, семнадцатый или восемнадцатый уже Генеральный план города, то есть с самого начала, с основания нашего города принимались генеральные планы, по которым он и развивался. Но впервые, наверное, мы сталкиваемся с такой ситуацией, когда в условиях рыночной экономики частные лица могут владеть земельными участками, мы сталкиваемся с тем, что нужны правила, которые бы ограничивали в общественных интересах, как здесь правильно говорилось, ограничивали бы устремления частных лиц и, между прочим, ограничивали бы правительство города. Потому что не всегда то, что хочет сделать правительство на каком-то земельном участке, отвечает общественным интересам. То есть общественные интересы должны быть выражены в документе более высокого статуса, в виде закона города. И слава богу, в конце 90-х годов у нас появилась такая возможность, потому что был принят Градостроительный кодекс Российской Федерации, по которому сказано четко, что Генеральный план Москвы и Петербурга принимается в виде законов соответствующих субъектов федерации, в виде городских законов. И вот в связи с этим впервые Генеральный план стал не пропагандистским документом, каким он был в советские времена, не документом, который учитывает интересы разных ведомств, каким он был в советские времена, а стал действительно строгим правовым документом, от которого нельзя отойти и которым может воспользоваться каждый, потому что он опубликован, он есть в интернете, и так далее и так далее. На него можно опереться, и пойти в суд, и сказать: «Вы нарушаете мои права, зафиксированные в законе». И вот в этом принципиальное отличие. поэтому, конечно, теперь и бизнес, о чем я говорил, и, о чем говорил Александр Карпов, просто люди, они к этому документу относятся гораздо серьезней, чем это было до того, как он был принят в первом своем варианте в виде закона. Это очень хорошо. Я очень рад, что наконец у нас появился такой закон, к которому вынуждены серьезно относиться и владельцы участков, и просто люди, обычные граждане, такие как мы с вами, и правительство города.

К.М.: Михаил Амосов и Александр Карпов. Продолжим после новостей. 
 
 
 

К.М.: 13:34. По-прежнему у микрофона Кирилл Манжула. По-прежнему рядом со мной руководитель центра экспертиз Общества естествоиспытателей ЭКОМ Александр Карпов и научный руководитель Санкт-Петербургского центра политических исследований и экс-глава Комиссии по градостроительству и городскому хозяйству Законодательного собрания третьего созыва Михаил Амосов. И по-прежнему мы говорим о Генплане и о корректировке Генплана и общественных слушаниях по поводу этих самых корректировок, которые проходят сейчас в городе, в районах города. Александр, по тому, что уже сейчас прошло, насколько, вообще, эти самые слушания могут повлиять на власть, на принятие окончательного какого-то решения, и прислушаются ли?

А.К.: Давайте не будем строить иллюзий по этому поводу. Конечно, сами по себе слушания не влияют на власть. Но здесь нужно разобраться подробнее с этим вопросом, о какой власти мы говорим. Вот Михаил Иванович только что подчеркивал как большое достижение то, что Генплан - это закон. 

К.М.: То что он существует как закон.

А.К.: Существует как закон, и он принимается как закон, то есть его принимает Законодательное собрание, его принимают депутаты. И есть, конечно, разница, между общественными интересами, которые могут быть сформулированы жителями и донесены через депутатов, и теми интересами исполнительной власти, правительства города, которые, собственно говоря, и формирует правительство. Поэтому когда мы приходим на слушания, то там мы сталкиваемся с чиновниками правительственной структуры, но основная работа, конечно, должна быть направлена на депутатов Законодательного собрания нынешнего созыва, на работу с фракциями, партиями и конкретными депутатами. И, в общем-то, смысл участия в слушаниях для наших слушателей, для наших сограждан заключается не в том, чтобы прийти и выслушать часовую лекцию чиновника КГА или разработчика, а в том, чтобы выслушать альтернативные точки зрения своих соседей, которые уже поработали с этой картографией, с этой очень сложной текстовой частью, разобрались в практическом применении, могут и помогают. Мы на слушаниях помогаем друг другу сформировать свою точку зрения, точку зрения граждан. Вот в этом смысл слушаний. Ну а потом, разными способами, через письменные обращения, через судебные иски, через акции протеста, всеми средствами, доступными для гражданского общества, мы можем донести эту точку зрения до депутатов. Тем более они будут заинтересованы ее услышать - осенью выборы.

К.М.: Михаил Иванович, насколько я понимаю, все-таки это образовательные функции, общественные слушания. В основном.

М.А.: Ну, вообще это должно быть не так, конечно.

К.М.: То что есть.

М.А.: Я могу сказать, что вообще, как человек, который приложил определенную руку у тому, чтобы вообще в законодательстве присутствовала тема общественных слушаний по градостроительным вопросам, мы этого добивались, это была одна из задач «Яблока», мы ознакомились с тем, как это работает в других странах, например, в Швеции. Там при обсуждении каких-то градостроительных проектов, как правило, людям реально предлагают альтернативы. Говорят, что можно вот так, а можно вот так. И, собственно говоря, цель работы с общественным мнением заключается в том, чтобы выяснить, какая альтернатива пользуется наибольшей популярностью. У нас, к сожалению, это не так...

А.К.: Михаил Иванович, извините, я прерву. В данном-то случае у нас совершенно четко все укладывается в шведскую модель. У нас есть альтернатива: либо принять эти поправки, либо их отклонить.

К.М.: Не совсем шведская модель! (смеется)

М.А.: Подождите! Вы как раз хотите опередить меня, а этого делать не нужно. Так вот, я просто хочу сказать, что да, действительно, не совсем так, но в данном случае при обсуждении поправок нынешний состав Законодательного собрания находится в более выигрышном положении, потому что у него реально есть возможность в целом отклонить предложения, которые будет вносить администрация. То есть, если они отклоняются, продолжает действовать старая версия Генерального плана. Да, с какими-то ошибками, недочетами, но, в конце концов, в судебном порядке те же компании, участок которых разделен пополам, могут добиваться признания неправильности Генерального плана в конкретной части, несоответствия его федеральному закону. То есть там есть юридические способы решения этих проблем. Просто я хочу сказать, что федеральный закон, он говорит о том, что Генеральный план - это такой документ, который разрабатывает исполнительная власть, и первую редакцию Генерального плана, даже с ошибками, мы были не в состоянии просто не принять, потому что тогда бы ничего не было. Тогда делай все что хочешь, тогда никаких ограничений у правительства города и работающих с ними бизнесменов просто не существует. Сегодня это зеленая зона - завтра ее правительство города за пять минут может объявить зоной жилой застройки. Мы добились первого - что теперь так уже нельзя. Но второе, нынешний состав Законодательного собрания имеет теоретическую возможность отказаться принимать, скажем, единую поправку, внесенную губернатором, заставить ее разбить на много мелких поправок и каждую обсуждать в отдельности. Вот такой возможности предыдущий созыв был лишен по тем причинам, о которых я рассказал. Но теперь, если хотите, ремонт этого дома под названием «Генеральный план города» можно проводить более тщательно, выверяя каждый конкретный шаг. Хватит ли на это политической воли у депутатов Законодательного собрания нынешнего созыва? Я, честно говоря, здесь пессимистически настроен. Не секрет, что большинство депутатов там от «Единой России». Это люди, искренне преданные нынешней исполнительной власти, ориентирующиеся на Смольный, лично на Валентину Ивановну. Я не думаю, чтобы у них хватило духу на проведение такой линии. То же самое относится и к членам ЛДПР. Думаю, что и к значительной части «Справедливой России», и к коммунистам. В общем, как-то большого количества самостоятельно мыслящих людей в нынешнем ЗакСе я не наблюдаю. Рад буду ошибиться.

К.М.: Александр, я знаю, что ЭКОМ разработал некие правила, некие рекомендации для тех людей, которые собираются участвовать в этих слушаниях и собираются что-то как-то повлиять. Вот, в принципе, что это за рекомендации и кем они были разработаны? Что за люди их разрабатывали? 

А.К.: Я еще раз хочу сказать, я даже сейчас затрудняюсь сказать, что ЭКОМ разработал, потому что в основном мы суммировали просто те замечания, которые приходили от инициативных групп, просто придавали им какую-то форму. Это такая народная экспертиза. Но в целом они заключаются в том, что нужно прийти на выставку в районной администрации или в своем муниципалитете заранее, вам нужно потратить на это полчаса, час времени, посмотреть на эти карты, вам нужно, в первую очередь, определиться, найти на картах свой район, квартал, где вы живете, где ваша школа, где ваш вуз, где вы учитесь или преподаете, место работы, посмотреть, что там планируется, какая функция там планируется. И если вы не согласны с изменением этой функции по вашему району, то оформить это просто в виде текстового заявления, которое должно быть на слушаниях представлено в администрацию. Если вы живете в жилом квартале и вдруг обнаруживаете, что это теперь зона смешанной общественно-деловой застройки, это должно вызвать у вас как минимум настороженность. Если вы выясняете, что это теперь,  как это, по большей части, в центральных районах, вместо жилых кварталов это деловая все застройка, это должно вызвать у вас, не хочу сказать слово «панику»...

К.М.: Озабоченность.

А.К.: Озабоченность, да. Вот. И эта ваша озабоченность должна выразиться в конкретные протесты с указанием конкретных возражений, почему это не так, почему это не может быть так, на каком основании. Не стесняйтесь в подборе своих аргументов. Если вы хотите, чтобы они стали частью этой самой общественной экспертизы, присылайте их нам в ЭКОМ, и мы будем размещать это, мы все эти письма размещаем на сайте, так что люди могут знакомиться с точками зрения друг друга. Это очень помогает. И еще раз говорю, что тот оптимизм, который вы, Кирилл, отметили в моем выступлении, он связан как раз с тем, что есть реальная возможность сейчас повлиять на это решение. Эта комплексная поправка может быть либо отклонена депутатами, либо разбита на несколько, так сказать, можно. Вообще, на самом деле, правительство должно было сделать это с самого начала, а не мухлевать, как они это сейчас делают. Надо было с самого начала разбить поправки на техническую корректировку зонирования, на техническую корректировку текстовой части, еще практически никто не говорил на слушаниях, и вообще не говорят, о корректировке текстовой части Генплана, и на комплексную поправку, которая изменяет зонирование. Вот это было бы честно. Но у депутатов еще есть возможность исправить эту ошибку и принять поправки частично, так что...

К.М.: У нас есть совсем маленькая возможность выслушать вопрос, если таковой есть. Надевайте наушники. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

- Да, есть. Здравствуйте. Александр. Коли не во имя правды сооружается город, всуе будут трудиться его строители, помните Библию, да? Так вот, изначально советский Генплан рассчитан был на строительство новых спальных кварталов и никогда не позволял себе захват застроенных территорий. Во всем мире строить по застроенному нельзя. Но суть в другом. Значит, это маленькая ремарка. Дело в том, что бороться можно с чем угодно, но когда борешься со следствием, любая борьба бесполезна. Так вот, от защиты нужно перейти к нападению, поскольку 36 статья Конституции, пункт 3, говорит, что правила землепользования принимаются на основе Земельного кодекса. Понимаете, в чем дело? А в Градостроительном регламенте записано, что этим регламентом определяется правовой режим земельных участков. Так вот, правовой режим земельных участков не может осуществляться федеральным законом, Градостроительным регламентом. И таким образом, поощряется повсеместный захват собственности на землю, которая является у всех граждан... 

К.М.: Спасибо, Александр, у нас, к сожалению, мало времени остается, поэтому даю возможность ответить...

А.К.: Спасибо, я прокомментирую этот вопрос, потому что...

К.М.: Не вопрос - ремарка, так сказать.

А.К.: Ремарка, так сказать. Это спор, который постоянно ведется внутри гражданского сообщества, озабоченного этой проблемой. Что первично: земельные вопросы или градостроительные вопросы? Я хочу сказать, что все-таки это немножко разные вещи, но они должны быть связаны. Наша позиция заключается в том, что в текстовой части Генплана должно появиться отражение, специальная глава, которая будет называться «Учет интересов жителей Санкт-Петербурга» при осуществлении территориального планирования. Сейчас такой главы нет, есть учет интересов Российской Федерации, есть учет интересов развития территории, еще что-то такое. Учета интересов жителей как механизма нет. И в этой главе и должен быть написан порядок предоставления земельных участков существующим многоквартирным домам. Это бы решило проблему, о которой говорил наш слушатель.

К.М.: Александр Карпов, руководитель центра экспертиз Общества естествоиспытателей ЭКОМ и научный руководитель Санкт-Петербургского центра политических исследований, экс-глава Комиссии по градостроительству и горхозяйству Законодательного собрания третьего созыва Михаил Амосов были у нас в гостях. А я с вами прощаюсь, до свиданья.

М.А.: Спасибо.

А.К.: Спасибо всем

Оригинал публикации: Нужны ли общественные слушания в Петербурге?

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ
Проекты ЭКОМ:
Общественное обсуждение Генплана Санкт-Петербурга
Общественное участие в решении проблем развития городов
Публикации:
14.09.2011 - Новая градостроительная политика для нового правительства Санкт-Петербурга
08.06.2011 - Круглый стол «Можно ли спроектировать чистый город?»
20.04.2011 - Круглый стол: «Высотки вне закона?»
18.04.2011 - Круглый стол «Свобода передвижения по городу – для инвалидов и здоровых людей»
16.04.2011 - Подиум-дискуссия «Всемирное наследие как культурная и экономическая ценность: случай Санкт-Петербурга»
20.05.2010 - Позиция неправительственных организаций и граждан по законодательству Санкт-Петербурга о публичных слушаниях в сфере градостроительства
14.05.2010 - 27-28 мая: публичные слушания по проекту внесения изменений в Генплан Петербурга
13.05.2010 - Городские леса как территории общего пользования?
20.04.2010 - По официальным данным в России ежедневно гибнет объект культурного наследия
13.04.2010 - Прокуратура оспорит в суде приватизацию берега в Рощино
09.04.2010 - Выставка "Всемирное наследие в опасности: Судьбы Петербурга и Байкала глазами современных фотографов"
17.03.2010 - Губернатор Петербурга предлагает ЗАКСу узаконить вырубку городских лесов «для собственных нужд»
17.02.2010 - Петербуржцы готовы прийти на референдум по Охта-центру даже в новогодние праздники
11.02.2010 - Проблема выбора наилучшего размера снимка для оценки визуального влияния объектов нового строительства на панорамы
29.01.2010 - Три 25-этажных дома на месте одного детского садика?
28.01.2010 - Даже сторонники «Охта-центра» не поддерживают строительство небоскреба
27.01.2010 - Петербургские академики направили министру культуры РФ А.А.Авдееву письмо в защиту памятников археологии Петербурга
25.01.2010 - Министерство рекомендует референдум
25.01.2010 - Ответ Минрегиона
25.12.2009 - Филиппу Никандрову не повезло не только с городом, но и со страной
14.12.2009 - Памятники заступились за Петербург
01.12.2009 - Строительные работы на стройплощадке Охта-центра ведутся круглосуточно, даже в выходные дни
25.11.2009 - Самый удивительный небоскреб?
20.11.2009 - Сквер на Ивана Фомина - развитие событий
13.11.2009 - В Петербурге стартует акция "Синяя ленточка"
08.11.2009 - Слушания в Общественной палате "Вопросы регулирования градостроительной деятельности и процедура проведения публичных слушаний"
08.11.2009 - Фотовыставка «Ниен – шанс еще есть…»
07.11.2009 - Уважаемые друзья! Коллектив Центра ЭКОМ благодарит вас за подержку, которую вы оказываете нам и нашей деятельности
27.10.2009 - Слушания в Приморском районе
25.10.2009 - Филипп Никандров не узнал собственные картинки проекта «Охта-центр»
22.10.2009 - "АиФ" проводит опрос по теме: "Охта центр": ошибка или украшение города?"
Персоналии:
Карпов Александр Семёнович
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Copyright ©2004-2019 ЭКОМ. Все права защищены.
return_links(); ?>