Rambler's Top100
Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей
Что есть на сайте    журналистам   специалистам   студентам   гражданам   друзьям   прочее
Гражданские конференции
Общественная экологическая экспертиза
Административные общественные слушания
Общественное обсуждение градостроительных проектов
Разработка проектов нормативных актов
Мониторинг правоприменения
Доступ к правосудию
Другие технологии общественного участия
Индикаторы общественного участия
Библиотека Центра ЭКОМ
О нас
Наши партнёры
Проекты ЭКОМ
  Актуальная кампания:

СПАСТИ СЕСТРОРЕЦКИЙ БЕРЕГ!

РАЗВИТИЕ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ПЕТЕРБУРГА

 Подписка на новости
Подпишитесь на рассылку коротких сообщений о новых материалах на сайте
E-mail:
Посмотреть архив сообщений
  Сохранить ссылку:
Начало : : Новости : Сводное заключение Общественной экологической экспертизы по материалам "Методического руководства по ведению лесного хозяйства и лесопользованию в бассейне р. Самарга"
    ПОДРАЗДЕЛЫ
Сводное заключение Общественной экологической экспертизы по материалам "Методического руководства по ведению лесного хозяйства и лесопользованию в бассейне р. Самарга"

Организатор ОЭЭ: ОО "БРОК"

Экспертиза проводится в соответствии с Уставом ОО БРОК и приказом председателя Совета организации №  18 от 24 апреля 2003 г. В состав экспертной комиссии первоначально были включены:

  1. Лебедев А.В. – ОО БРОК, председатель комиссии
  2. Ширко В.А. – Директор национального охотничьего хозяйства «Бикин».
  3. Суляндзига Р.В.- Ассоциация коренных малочисленных народов РФ, Москва
  4. Тураев В.А. -  этнограф, Институт истории археологии и этнографии ДВО РАН
  5. Богдан И.Б.. – юрист, общественная организация «Экодаль», Хабаровск
  6. Сурмач С.И. -  орнитолог, Биолого-почвенный институт ДВО РАН
  7. Дженнифер Адиби - экономист по недревесным продуктам леса, Канада
  8. Михаил Скопец – ихтиолог, Центр дикого лосося, Магадан       

Позже, 06 мая, в состав комиссии был дополнительно введен специалист по лесным ресурсам и лесопользованию ДВ отделения Всемирного фонда дикой природы Денис Смирнов, о чем администрация муниципального образования Тернейский район была извещена официальным письмом. Одновременно дополнением к Приказу № 18 по ОО БРОК в связи с физической невозможностью участвовать в работе комиссии из ее состава были исключены Р.В.Суляндзига, Дженнифер Адиби, С.И.Сурмач и В.А.Ширко. Окончательный состав экспертной комиссии – 5 человек.

 

Общие замечания

1. Для подготовки заключения, на рассмотрение  Комиссии была представлена электронная копия «Методического руководства по ведению лесного хозяйства и лесопользованию в бассейне р. Самарга», поступившие 04 июня 2003г. по факсу заключение государственной лесной службы ГУПР по Приморскому краю от 13.03.03г. № 05-16/01-27 и Протокол собрания жителей с.Агзу от 25.02.03г..Поскольку в указанном протоколе речь шла о других вопросах, не имеющих отношения к Методическому руководству, данный документ во внимание не принимался. В связи с тем, что основной объект экспертизы «Методическое руководство» (далее «Руководство») был предоставлен в распоряжение членов комиссии лишь в день итогового заседания комиссии Государственной экологической экспертизы в ГУПР по Приморскому краю, по формальным основаниям сроки проведения общественной экспертизы были упущены. Однако, с учетом устных гарантий руководства ГУПР о том, что существенные и квалифицированные замечания общественных экспертов будут непременно учтены при окончательном решении вопроса о легитимности и приемлемости рассматриваемого документа, ранее заявленные сроки общественной экспертизы были продлены условно до 15 июля.

2. Ни по форме, ни по содержанию данная работа не может являться научной основой для разработки Генеральной схемы промышленного освоения лесных ресурсов в бассейне р. Самарга, как это заявлено в преамбуле, т.е. название не соответствует содержанию. К тому же, до настоящего времени общественности документ под названием «Генеральная схема» неизвестен, хотя, строго говоря, он должен быть представлен на экспертизу вместе с Руководством. Вместо методических подходов Руководство изобилует декларациями и научными описаниями. К примеру, раздел «Современное социально-экономическое положение населения, проживающего в бассейне р. Самарга» содержит множество выражений и рекомендаций неметодического характера: «вероятно, следует каким-то образом учитывать интересы местного населения»; «вероятно, было бы не лишним найти среди коренного населения тех, для кого данная дорога сулит те или иные выгоды»; «с некоторыми, возможно, стоило бы заключить индивидуальные трудовые соглашения»; «кому-то, быть может, стоит помочь наладить или укрепить собственный бизнес»… Данный раздел не отвечает на вопросы: «вероятно или надо», «каким образом», «как найти», «кому стоит помогать, а кому не стоит», «какие соглашения и с кем заключать». 

3. В составе материалов, представленных на общественную экологическую экспертизу, отсутствуют материалы обсуждений объекта экологической экспертизы – Руководства - с гражданами и общественными организациями. Следовательно, представленные материалы являются некомплектными.

4. Из текста не ясно, для какой территории разработано Руководство. Приводимая характеристика лесного фонда относится только к территории Агзинского лесничества (т.е. верхней части бассейна) или к участку аренды ОАО «Тернейлес» (соответственно, рис. 1 ошибочно носит название «Распределение лесного фонда в бассейне р. Самарга по преобладающим породам»). В разделах «Недревесные ресурсы леса» и «Современное социально-экономическое положение населения, проживающего в бассейне р. Самарги»  в качестве объекта работы рассматривается территория аренды ОАО «Тернейлес». В разделе «Оценка воздействия лесопромышленной деятельности на динамику продуктивности охотугодий» в качестве оцениваемой территории принимается, по всей видимости, Агзинское лесничество. В разделе «Оценка воздействия лесозаготовительной деятельности на водно-биологические ресурсы» речь идет уже о всем бассейне р. Самарга.

5. С первых страниц Введения в Руководстве настойчиво навязывается тенденциозное толкование термина «лесопользование» как, прежде всего, «лесозаготовительной деятельности». При этом нужно помнить, что и сам термин «лесозаготовка» давно уже и в сознании специалистов, и в общественном сознании воспринимается как вырубка, точнее - превращение леса в древесину, а вовсе не как «создание или умножение запасов леса», что филологически было бы более обоснованно. Серьезная путаница происходит и с термином «лесное хозяйство», которое должно беречь, улучшать и умножать количество лесов, расходуя бюджет, пока промышленность извлекает из них прибыль. Поэтому попытки доказать, что лесное хозяйство может быть интенсивным, то есть, в понимании авторов, интенсивно зарабатывающим деньги путем вырубки, выглядят сомнительно. Эта подмена коренных понятий и позволяет авторам Руководства рассуждать о лесозаготовках на девственной Самарге  как о чем-то заранее предрешенном. Хотя  документ назван «Методическим руководством по ведению лесного хозяйства», в нем не отражено большинство аспектов ведения лесного хозяйства в части охраны, защиты и воспроизводства лесов, которые предусмотрены Лесным кодексом (ст. 54).

6. При подготовке Руководства не был принят во внимание особый правовой статус территории. Бассейн р. Самарга, с учетом его жизненно важной роли для коренного населения и глобального экологического значения, решением Приморского краевого Совета народных депутатов от 28.06.91г. №145 был зарезервирован и включен в природоохранный фонд для придания ему в дальнейшем статуса особо охраняемой природной территории. Решением Малого Совета Краевого Совета народных депутатов № 316 от 25.08.93 г. во всех местах проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов установлен особый режим неистощительного пользования лесным фондом. Согласно этому режиму Самарге и другим зарезервированным для охраны территориям предполагалось придать статус дополнительных особо защитных участков леса с запретом рубок главного пользования. Позднее меры охраны территории от промышленного освоения были подтверждены Постановлением губернатора Приморского края от 15.10.1998 г. № 511 «О стратегии сохранения биоразнообразия Сихотэ-Алиня». При этом территория бассейна р. Самарга была зарезервирована  без указания срока, что, к примеру, подтверждается письмом заместителя руководителя КПР по Приморскому краю от 06.07.2001 г.

7. При разработке Руководства не были учтены рекомендации, содержащиеся в заключении государственной экологической экспертизы договора аренды ОАО «Тернейлес» участков лесного фонда Самаргинского лесхоза, утвержденном Приказом ГУПР по Приморскому краю от 02.10.2002г. №548. В заключении говорилось, что при разработке Генеральной схемы освоения лесных ресурсов этой территории, научным сопровождением которой является данное Руководство, «необходимо разработать предложения по разделению лесов на группы по народнохозяйственному значению, учесть интересы малочисленных народов и обосновать площадь этнической территории, выделить участки малонарушенных древостоев, заповедные, а также особо защитные участки. Всю деятельность по освоению лесов бассейна реки Самарги необходимо спланировать так, чтобы существенно не нарушить экологическую обстановку и не ухудшить условия проживания малочисленных народов». Никаких научных предпосылок для таких обоснований и выделений Руководство не предлагает.

8. Материалы, обосновывающие возможность природопользования, должны содержать прогноз изменения состояния природной среды при реализации планируемой деятельности и основываться на современном и прогнозируемом ее состоянии.

       Тем не менее, Руководство составлено при следующих условиях, противоречащих требованиям Закона:

       «Недостаточная точность инвентаризации лесных ресурсов (в связи с давностью и низким разрядом лесоустройства), предопределяющая существенные (до 30 %) ошибки»;

     «В бассейне Самарги много лет не проводились полевые учетные работы и достоверной ретроспективной информации о ресурсах госохотфонда не обнаружено»;

     «Фауна рыб реки Самарга насчитывает 20 видов, т.е. больше, чем на юге края. Однако специальных фаунистических исследований по р. Самарга  не было многие годы»;

       «Специальных инвентаризационных исследований недревесных ресурсов леса на территории аренды ОАО «Тернейлес» не проводилось

 

По разделу «Современное социально-экономическое положение населения, проживающего в бассейне р. Самарга»

9. На стр. 5  Введения  прямо указывается, что «необходим поиск механизмов совместимости интересов», но в перечислении социальных групп граждан, имеющих эти интересы, лесозаготовители стоят на первом месте. Хотя, в соответствии с действующим законодательством, представители коренных народов имеют приоритетное право на использование ресурсов на территориях традиционного проживания и хозяйственной деятельности (ст. 32, 42, 69 Конституции РФ, ст. 8 ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», ст. 3, 11 ФЗ «Об охране окружающей среды», ст. 6, 9, 10 ФЗ «О животном мире», ст. 3 ФЗ «Об экологической экспертизе»).  В Руководстве также умалчивается о том, что в соответствии с Федеральным законом "О территориях традиционного природопользования…" от 7 мая 2001 г. здесь может и должна быть образована такая территория. Решение жителей с. Агзу об этом принималось неоднократно (последний Протокол общего собрания от 25.08.2001г.) и было поддержано в марте 2002г. участниками депутатских слушаний в Законодательном собрании края.

В то же время, как следует из Руководства, в результате планируемой деятельности ОАО «Тернейлес» численность наиболее ценных пушных  и копытных  животных, а также запасы промысловых рыб в ближайшие 5 лет сократятся на 30-50 %. Реальные потери в результате неизбежных нарушений технологического цикла и правил рубок окажутся еще большими. Тезис о том, что, «лесозаготовительная деятельность будет способствовать увеличению недревесных ресурсов леса, в частности, лимонника, актинидии, элеутерококка, аралии, брусники, папоротника, грибов и многих лекарственных трав» не подкреплен фактическими данными и ссылками на работы специалистов. Все это ведет к нарушению права коренных жителей на ведение традиционного промысла, являющегося для большинства единственным источником существования, и свидетельствует на деле о полной несовместимости их интересов с лесозаготовками.

10. В разделе отсутствуют данные об экономической эффективности традиционного хозяйственного комплекса коренного и местного населения, которая достаточно высока и обеспечивает все основные потребности жизнеобеспечения поселка. На стр.18 следовало бы сказать, что недревесные продукты леса с Самарги безусловно конкурентоспособны на внешнем рынке не только при развитии соответствующей инфраструктуры, но и при грамотном маркетинге и эффективном управлении на уровне общины. Кроме того, требует уточнения в данном случае и само понятие инфраструктуры. Если для заказчика работы это прежде всего дороги, электролинии, крупные предприятия  и техника, то для экологически дружественного промыслового хозяйства – спутниковый телефон, небольшая бесплотинная ГЭС на реке,  холодильники и склады малого объема, современные речные лодки для перевозки продукции с верховьев в устье, договоренности с судовладельцами-рыбаками, пирс в поселке Самарга и контракты с потребительскими кооперативами в Японии, весьма заинтересованными в рыбе и лесопродуктах с Самарги.

11. «При разработке проекта освоения лесных ресурсов на территории бассейна р. Самарга, - говорится на стр. 29,-  с учетом интересов коренного населения, рекомендуется определить долю лесного дохода от лесопользования (арендная плата, законодательно определенный лесной доход, налог на прибыль предприятий лесопользователей и прочие налоги) для социального  развития села. В пределах этой доли обосновать необходимость решения следующих первоочередных социально-хозяйственных мероприятий». Данный тезис, как и последующая конкретизация предлагаемых социальных компенсаций для местной общины усугубляют пропасть между частным лесозаготовительным предприятием, получившим территорию в срочную аренду от истинных владельцев – граждан России, проживающих на данной территории, и самими гражданами. Такой подход для территории Самарги не может быть принят. В Руководстве не делается попытки предложить модель прямого участия представителей местной общины в основном лесозаготовительном предприятии в качестве акционеров, имеющих долю в прибыли. Возможно, под определенным общественным контролем во избежание заинтересованности коренных жителей в истощительной рубке леса. В таком случае истинные хозяева территории не нуждались бы ни в компенсациях, ни в кредитах, а самостоятельно принимали решения о вложении капиталов в социальную инфраструктуру территории.

 

По разделу «Оценка воздействия лесопромышленной деятельности на динамику продуктивности охотугодий»

12. Неясно, почему  основой для выявления численности животных служила карта типов охотничьих угодий, составленная по данным лесной таксации 1991 г., в то время как «эколого-экономическая оценка лесоресурсного потенциала территории» дана главным образом на основании материалов учета лесного фонда 1998 г. Методической основы для использования разновременных лесоустроительных данных при оценке разных видов ресурсов в работе не приводится.

13. В представленном Руководстве неоднократно упоминается о недостаточной изученности влияния лесопромышленной деятельности таких масштабов на окружающую среду и невозможности предсказать последствия:

     «Предсказать размеры потерь охотничьего хозяйства не представляется возможным»

     «Экспертиза такого масштаба проводится впервые и современная охотоведческая наука оказалась к этому не вполне готова. Прогноз изменений, обусловленных предстоящей трансформацией угодий, носит сугубо экспертный характер».

     «По некоторым видам природных ресурсов оценка воздействия и последствий вообще не производилась».

В то же время, Экологическая  доктрина Российской Федерации, одобренная распоряжением Правительства РФ от 31.08.02 г. № 1225-р, определила в качестве базового принципа государственной политики в области экологии предотвращение негативных экологических последствий в результате хозяйственной деятельности, учет отдаленных экологических последствий, отказ от хозяйственных и иных проектов, связанных с воздействием на природные системы, если их последствия непредсказуемы для окружающей среды. ФЗ «Об охране окружающей среды» в ст.3 прямо запрещает хозяйственную и иную деятельность, последствия которой непредсказуемы для окружающей среды.

 

Поразделу «Оценка воздействия лесозаготовительной деятельности на водно-биологические ресурсы»

14. Согласно рекомендациям Р.В. Опритовой (1991) «для формирования положительного водного баланса в лесах разного состава и возраста фитомасса молодняков и средневозрастных не должна превышать 30-35%, что соответствует 40-45% покрытой лесом площади» (с. 102-103). Таким образом, если верить данным лесоустройства, по которым на долю спелых и перестойных древостоев приходится 61% территории, на сегодняшний день доля молодняков и средневозрастных насаждений на рассматриваемой территории близка или чуть ниже оптимальной, что не позволяет говорить о возможностях ведения здесь рубок главного пользования без нарушений водоохранно-защитных функций леса.

 

По разделу «Обоснование рациональной системы рубок главного пользования  применительно к лесному фонду территории»

15. Учитывая специфику местных условий и рекомендации ученых, Руководство предлагает применять в бассейне р. Самарга преимущественно несплошные способы рубок. Однако, в настоящее время все рубки главного пользования по существу являются несплошными вследствие назначения отпускного диаметра при сплошных рубках. Во-вторых, методики лесозаготовок можно уверенно предлагать к использованию в бассейне р. Самарга только после анализа последствий их применения в других районах. В тексте Руководства нет ссылок на результаты мониторинга лесосек, освоенных по предлагаемым технологиям. По мнению ряда  исследователей, в настоящее время не существует методик ведения лесозаготовок в  пихтово-еловых лесах Сихотэ-Алиня, позволяющих сохранять их средозащитную функцию. Ведение сплошных  рубок в таких лесах приводит к усыханию и распаду стен, а любых рубок с неполной уборкой древостоя – от выборочных до условно-сплошных – к  гибели всех остающихся на корню хвойных деревьев. Этот факт известен из публикаций дальневосточных лесоводов (Розенберг, 1961; Цуранов, 1965; Манько, 2001). Для снижения экономического ущерба от усыхания лесоводы рекомендуют использовать концентрированные рубки и сокращать сроки примыкания при сплошных до 1 года. Очевидно, что данные рекомендации не могут быть распространены на бассейн р. Самарга.

16. Предлагаемые технологии несплошных рубок вызывают ряд нежелательных экологических и экономических последствий и слабо увязаны с существующими подходами к планированию лесопользования. При существующей практике выбираемый запас определяют два параметра – отпускной диаметр и полнота до и после рубки. В ряде случаев при таком подходе и формальном выполнении предписаний лесорубочного билета результат по запасу и структуре оставляемой части может сильно отличаться от запланированного, не создавая предпосылок для повторного приема рубок, что, в конечном счете, становится причиной «бега» лесозаготовителя по арендной площади.

17. Неясен смысл назначения авторами Руководства длительно-постепенных рубок применительно к рассматриваемой ситуации. Данный способ предполагает проведение второго приема через 30-40 лет. Очевидно, что применение данного способа рубки в соответствии с  нормативами не может представлять интереса для нынешнего арендатора - ОАО «Тернейлес», получившего участки в бассейне р. Самарга сроком на 25 лет.

 

По разделу «Принципы ландшафтно-экологического управления лесами и методические основы формирования защитного лесного каркаса при организации лесопользования в бассейне р. Самарга».

18. В качестве одной из немногих оригинальных мер для сохранения биоразнообразия предлагается создание заказника девственных (коренных) лесов с запретом рубок главного и промежуточного пользования. Согласно данной рекомендации, «суммарная площадь девственных лесов на арендуемой территории   не должна превышать 10 тыс. га», что составит всего 1,5% от площади аренды. Это не только ниже минимального уровня, используемого в мировой практике, но и противоречит ранее опубликованным подходам к выделению девственных лесов в Дальневосточном экорегионе, разработанным с участием специалистов ДальНИИЛХа. Согласно этим подходам, «сеть девственных лесов должна составлять не менее 2% лесного фонда.

 

Предлагаемое построение «экологического каркаса» представляет собой большей частью простое суммирование уже существующих в нормативных актах ограничений на рубки главного пользования в некоторых насаждениях, относимых к лесам первой группы и ОЗУЛ. Не совсем понятно, какое отношение имеет к построению «экологического каркаса» предусмотренное данной схемой  выделение на данном этапе земель сельскохозяйственного назначения, селитебных территорий, земель специального назначения, наиболее ценных местообитаний некоторых охотничье-промысловых видов животных, площадей с концентрациями недревесных (лесных?) ресурсов.

 

Выводы

В заключение комиссия отмечает, что в Руководстве практически не уделено внимание допустимости самого осуществления проекта, не рассмотрены экономически разумные альтернативы лесопромышленному освоению, менее опасные для окружающей среды и местного сообщества. Не дано никакой оценки социально-экономической ситуации в регионе, что не позволяет рассматривать лесопромышленное освоение бассейна р. Самарга в контексте общего развития лесного комплекса Приморского края.

Наконец, в документе никак не отражена региональная и глобальная природоохранная значимость бассейна р. Самарги как резервата одного из последних крупных массивов малонарушенных лесов на Сихотэ-Алине.

 

Учитывая выводы экспертов, комиссия считает, что представленное на экспертизу «Методическое руководство…» не обеспечивает соблюдения требований экологической безопасности намечаемой деятельности. Следовательно, реализация объекта экспертизы в представленном варианте недопустима.

 

 

Председатель комиссии                                                                         А.В.Лебедев

 

Эксперты:                                                                                                Д.Ю.Смирнов

        В.А.Тураев

                                                                                                                 И.Б.Богдан

        М. Скопец

20 июля 2003 г.     

 

Текст заключения в формате Word (73 Kb) Файл: Текст заключения в формате Word (73 Kb)

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ
Проекты ЭКОМ:
Библиотека заключений общественной экологической экспертизы
Публикации:
07.05.2013 - Заключение общественной экологической экспертизы
22.08.2011 - Заключение ОЭЭ по проекту Комплекса по переработке и размещению отходов Санкт-Петербурга в Тосненском районе
28.10.2007 - Краткое изложение заключения ОЭЭ проекта III-очереди строительства Западного скоростного диаметра
24.10.2007 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы проектной документации проекта III-очереди строительства Западного Скоростного Диаметра (от транспортной развязки с Богатырским пр. до транспортной развязки с авт. дорогой на Е-18)
12.07.2006 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов проекта «Ресторан быстрого питания «Блин-Дональт'с» (полный вариант)
24.12.2004 - Экспертное заключение по материалам рабочего проекта завода "Этикетка"
04.04.2004 - Заключение ОЭЭ по проекту Низконапорного гидроузла на реке Волге выше Нижнего Новгорода, совмещенного с мостовым переходом
10.03.2004 - Заключение ОЭЭ по проекту "Пробивка Витебского проспекта" (полн.)
26.07.2003 - Краткое изложение заключения общественной экологической экспертизы материалов «Обоснование инвестиций строительства 2-ой очереди ОАО «Саяногорский алюминиевый завод».
26.07.2003 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов «Обоснование инвестиций строительства 2-ой очереди ОАО «Саяногорский алюминиевый завод». Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС)»
02.07.2003 - Итоговый документ заседания экспертной комиссии общественной экологической экспертизы проекта «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода «Россия-Китай» ОАО «НК ЮКОС»
31.01.2003 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов обоснования инвестиций и ОВОС Всеволожского завода прокатных изделий (ВЗПИ) в промзоне “Кирпичный завод” Всеволожского района Ленинградской области
12.12.2002 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов проекта торгового центра по ул. Б. Покровская напротив дома № 32 ( Нижний Новгород)
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Copyright ©2004-2019 ЭКОМ. Все права защищены.
return_links(); ?>