Rambler's Top100
Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей
Что есть на сайте    журналистам   специалистам   студентам   гражданам   друзьям   прочее
Гражданские конференции
Общественная экологическая экспертиза
Административные общественные слушания
Общественное обсуждение градостроительных проектов
Разработка проектов нормативных актов
Мониторинг правоприменения
Доступ к правосудию
Другие технологии общественного участия
Индикаторы общественного участия
Библиотека Центра ЭКОМ
О нас
Наши партнёры
Проекты ЭКОМ
  Актуальная кампания:

СПАСТИ СЕСТРОРЕЦКИЙ БЕРЕГ!

РАЗВИТИЕ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ПЕТЕРБУРГА

 Подписка на новости
Подпишитесь на рассылку коротких сообщений о новых материалах на сайте
E-mail:
Посмотреть архив сообщений
  Сохранить ссылку:
Начало : : Новости : Итоговый документ заседания экспертной комиссии общественной экологической экспертизы проекта «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода «Россия-Китай» ОАО «НК ЮКОС»
    ПОДРАЗДЕЛЫ
Итоговый документ заседания экспертной комиссии общественной экологической экспертизы проекта «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода «Россия-Китай» ОАО «НК ЮКОС»

Байкальский центр общественной экологической экспертизы при ОО «Бурятское региональное объединение по Байкалу», г. Улан-Удэ, 05.03.2003 г.

 

         Оглавление                                                                                            стр.

           Преамбула                                                                                                          1

           Общие сведения о проекте                                                                               2

   1      Правовые и процедурные вопросы                                                                 4

  II.      Сохранение биоразнообразия природных

           объектов международного значения                                                               5

 III.     Этнокультурные аспекты                                                                                  8

 IV      Оценка воздействия на подземные и поверхностные воды                         13

   V.    Мероприятия по предотвращению чрезвычайных ситуаций                       17

  VI.    Оценка эффективности инвестиционного проекта                                        21

 VII.    Экологическая безопасность                                                                            27

 VIII   Общее заключение Общественной экологической экспертизы                    31

 

 

Преамбула

 

        В связи с тем, что экспертируемые проектные материалы были возвращены заказчику Департаментом МПР РФ на доработку, данное экспертное заключение не является окончательным и может быть дополнено и пересмотрено после получения окончательного варианта  проектных материалов, которые будут зарегистрированы   Департаментом МПР РФ для проведения государственной экологической экспертизы.

 

         Экспертная комиссия сформирована Байкальским центром общественной экологической экспертизы (БЦОЭЭ) при ОО «Бурятское региональное объединение по Байкалу» (БРО по Байкалу) в составе:

Председателя  Игнатовича В.И. – к. г - м. н., доцента Бурятского государственного университета, руководителя темы ГФУП «Бурятгеоцентр», заслуженный инженер РБ, заслуженный геолог РФ. (Организация экспертизы, сводное заключение)

Ответственного секретаря Аносовой Г.Б. – геохимика - эколога, директора  БЦОЭЭ при ОО «БРО по Байкалу» (Организация экспертизы, раздел 1, сводное заключение)

Члены комиссии:

1. Шапхаев С.Г.- к. ф - м. н., доцент Восточно - Сибирского государственного технологического университета (ВСГТУ), директор ОО «БРО по Байкалу» (Сводное заключение, разделы 1, V,VII,VIII)

2. Иметхенов А.Б. – д. г. н., профессор ВСГТУ, заслуженный эколог РФ (раздел II).

3. Жуковская Н.Л. – д. и. н., профессор, зав. Отделом  Азиатских и Тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии РАН (раздел III)

4. Штейнер Ричард – специалист по охране природы, профессор университета штата Аляска, США (раздел V,VII)

5. Глазырина И.П. – к. ф - м. н., директор Забайкальского центра эколого-экономических исследований, зав. сектором эколого-экономического моделирования ЧИПР СО РАН.(разделVI)

6. Гусев Ю.П. – главный геолог  ГФУП «Бурятгеоцентр», заслуженный геолог РБ, заслуженный геолог РФ ( раздел V).

7. Кислицина Л.Б. - главный гидрогеолог ОАО «Селенгео», (раздел IV)

8. Трушкин В.В. – ведущий специалист бюджетного отдела горфинуправления администрации г. Улан-Удэ.(раздел VI)

9. Хайдурова Н.С. – ведущий юрист ТОО «ЦЮС ЮРАНА», член коллегии адвокатов РБ.

  (раздел 1)

           Комиссия рассмотрела проектные материалы  «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода Россия – Китай»  ОАО «НК ЮКОС», разработанного ОАО «Гипротрубопровод», подписанного гл. инженером  А.Б. Скрепнюк,  гл. инженером проекта М.Е. Барановым, 2002г.

 

            На рассмотрение представлены  7 томов не секретных проектных материалов:

Том 1.         Генеральный отчет                                                                  Инв. № 121164

Том 2.         Ресурсная база                                                                         Инв. №  121 166

Том 3          Анализ рынка нефти Китая                                                    Инв. №  121 166

Том 4          Инженерно-технические решения строительства нефтепровода по территории России

    Книга 1.  Основные технические решения                                            Инв. №  121669

    Книга 2.  Организация строительства                                                    Инв. №  122162

    Книга 3.  Технологическая связь                                                            Инв. №  122170

    Книга 4.  Трасса нефтепровода                                                              Инв. №  122349

Том 5  Инженерно-технические решения строительства нефтепровода по территории Китая

    Книга 1.  Отчет об инженерно-технических решениях строительства  нефтепровода по территории Китая                                                                                        

    Книга 2.  Инженерно- технические решения  строительства неф тепровода по територии Китая, чертежи

Том 6. Эффективность инвестиций

    Книга 1.  Раздельное строительство (территория России)                     Инв. № 121320

    Книга 2.  Раздельное строительство (территория Китая)                       Инв. № 121320

    Книга 3.  Совместное строительство на всем протяжении нефте-

провода                                                                                                            Инв. № 121320

    Книга 4.  Совместное строительство на отдельных участках нефте-

провода                                                                                                            Инв. № 121320

Том 7.        Оценка влияния на окружающую среду

    Книга 1. Оценка воздействия строительства нефтепровода на

 окружающую среду                                                                                        Инв. №  121321

    Книга 2.  Мероприятия по предупреждению чрезвычайных

ситуаций                                                                                                            Инв. № 121322     

 

Общие сведения о проекте

Реализация проекта строительства нефтепровода «Россия - Китай» осуществляется в рамках решений Российско-Китайской подкомиссий по сотрудничеству в области энергетики во исполнение поручения Президента РФ от 22.01.99 г. №8048, распоряжения Правительства РФ от 03.09.99 г. №1367-р, поручений Правительства РФ от 10.03.99 г. №ЮМ-П2-07669, от 27.10.99 г. №НА-П2-35698, от 29.11.99 г. №ВП-П2-8924, от 10.01.2000 г. №НА-П2-00286.

Инвестором (заказчиком) разработки «Обоснования инвестиций в строительство нефтепровода «России - Китай» является ОАО НК «ЮКОС», г. Нефтеюганск Тюменской области.

Начальным пунктом нефтепроводной системы «Россия-Китай» определена проектируемая НПС Ангарск, расположенная в районе н.п. Тельма (20 км северо-западнее г. Ангарск). Трасса нефтепровода проходит по трем субъектам Федерации: Иркутской области, Республике Бурятия, Читинской области. Конечным пунктом нефтепроводной системы на территории Российской Федерации является граница с Китаем в районе г. Забайкальск.

Трасса проходит по горным сооружениям Прибайкалья и Забайкалья, пересекая  хребты Восточного Саяна (высота до 3160м), Хамар-Дабана (2623м), хребты Забайкалья (1500-2000м). Пересекает реки и истоки рек, впадающих в Ангару и реки, впадающие в озеро Байкал. 

Природные экологические опасности связаны с широким распространением многолетнемерзлых пород, камнепадами, селевыми потоками на крутых склонах, сходами лавин, верховой и низинной заболоченностью, значительным развитием  эоловых отложений и эоловыми процессами в южной части Бурятии.

В западной части трассы (часть Иркутской области и Бурятии) породы, слагающие хребты, разбиты многочисленными разнонаправленными  долгоживущими разломами, зонами дробления и  трещиноватости,  в значительной своей части обводненными. Эти воды также определяют состав и качество подземных вод и многочисленных минеральных источников, имеющих бальнеологическое значение.

Для поверхностных водотоков характерны летние и осенние паводки, часто (приблизительно раз в 10-12 лет)  значительные.

Освоенные земли развиты близ населенных пунктов, в межгорных котловинах, главным образом в Тункинской, Торской и Джидинской. Большая часть земель занята пашнями. Пашни расположены на хорошо дренированных участках. Возделываются преимущественно пшеница, овес, рожь.

Пастбища занимают обычно участки среди лесов на склонах долин. Сенокосы приурочены к днищам рек в горах, они часто заболочены.

Трасса пересекает Тункинский национальный парк и ряд других ООПТ.

Строительство нефтепровода планируется для перекачки нефти Западной и Восточной Сибири в Китай. Основными регионами Западной Сибири, обеспечивающими ресурсную базу нефтепровода, являются Томская область и Ханты-Мансийский автономный округ. В южной части Восточной Сибири к настоящему времени открыт ряд месторождений с извлекаемыми запасами нефти более 800 млн. тонн (Юрубчено-Тохомское, и др.). Объемы перекачки нефти должны составить с 2005 года – 20 млн.т/год с увеличением до 30 млн.т/год с 2010 года.

Параметры проектируемого нефтепровода (число насосных станций, размер резервуарной емкости, тип основного технологического оборудования) определены гидравлическими расчетами согласно требованию «Норм технологического проектирования магистральных нефтепроводов» ВНТП 2-86. Рассматриваемый маршрут нефтепровода, протяженностью трассы до границы с Китаем 1452,4 км, проходит по территории России от начального пункта г. Ангарск до конечного пункта г. Забайкальск.

Коммерческий учет перекачиваемой нефти предполагается при приеме-сдаче нефти на НПС Ангарск. На промежуточных НПС предполагается оперативный учет нефти с использованием ультразвуковых счетчиков.

Сроки строительства определены 2002-2005 гг. В 2005 г. намечен пуск трубопровода в эксплуатацию. Централизованное управление проектируемым нефтепроводом по вариантам трассы нефтепровода будет осуществляться из новых намечаемых к строительству районных диспетчерских пунктов (РДП). Расположение такого пункта на территории России планируется в Ангарске.

 

В данном заключении дана экспертная оценка  наиболее значимым воздействиям строительства и эксплуатации нефтепровода на природу,  экологические и связанные с ними социально-экономические условия жизни людей.  

 

I.                   Правовые и процедурные вопросы

(Шапхаев С.Г.,Аносова Г.Б., Хайдурова Н.С.)

Перечень федеральных и региональных законодательных и нормативных документов, в правовое поле которых попадает намечаемая хозяйственная деятельность, приведенный в разделе 2, Том 7, кн.1, ч.2.3 , не полон, в частности, опущены следующие важные законодательные акты:

·        Экологическая доктрина России (одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2002 г. № 1225-р г. Москва),

·        Федеральные законы «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25 июня 2002г .№ 73-ФЗ.,

·        «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»  от 30 апреля 1999г. № 82-ФЗ,

·        Постановление Правительства РФ «Перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории» от 30 августа 2000г. № 643,

·        Национальная стратегия сохранения биоразнообразия России, принятая на  Национальном Форуме по сохранению живой природы, Москва, июнь, 2001г.

Анализ федеральных и региональных законодательных и нормативных документов, а также требований международного права, регламентирующих охрану окружающей среды и использование природных ресурсов при проектировании, строительстве и эксплуатации нефтепроводных систем, приведенный в разделе 2, Том 7, кн.1, ч.2.3 изложен не полно, зачастую вне связи с проектируемой деятельностью.

В частности, не указаны возможные нарушения «Конвенции о всемирном наследии», хотя восточный вариант маршрута спроектирован прямо по территории Байкальского участка всемирного наследия ЮНЕСКО, а центральный и западный – по территории Тункинского национального парка. Однако, при анализе федеральных законов «Об ООПТ» и «Об охране окружающей среды» не упомянуты статьи прямого действия, которые будут нарушены при реализации намечаемой деятельности.

Стремление разработчиков заранее на стадии проектирования инициировать изменение границ Тункинского национального парка для вывода части земель под нефтепровод (см. Протокол предварительного согласования отвода земельных участков под проектируемую трассу нефтепровода в Тункинском национальном парке, т.7, кн.1.часть 4) является свидетельством крайней формы  пренебрежения к Закону.

Таким образом,  раздел 2 «Анализ требований российского и международного законодательства в области охраны окружающей природной среды и использования природных ресурсов», том 7, кн.1, ч.2.3 не соответствует принципам «достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу».

 

1.1  Анализ «Материалов общественных обсуждений» Т.7,книга 1, часть 4 показал следующее:

          - Компания «НК ЮКОС» не обеспечила участия в ОС подавляющей части местного населения «на  территории которых намечаемая хозяйственная и иная деятельность может оказать воздействие» (Положение об ОВОС. п. 4.3.).

В полосе  от  100м до 1000м  от нефтепровода находится  160 населенных пунктов и мест временного проживания людей, причем  50  из них - крупные населенные пункты. В Общественных слушаниях  участвовали только представители одного села в Тункинском  районе (с. Торы)  и двух сел в Мухоршибирском  районе (сс. Цолга, Никольск.) из вышеуказанной притрассовой полосы. По Иркутской и Читинской областям в списках представители  таких населенных пунктов не числятся (том 4, книга 4. Трасса нефтепровода, Табл. б/н.).            

         - Компанией не соблюдены сроки  предоставления материалов для ознакомления, не представлены полные и объективные данные об экологической опасности проекта в большинстве мест проведения ОС, поэтому общественность не могла  в достаточной мере познакомиться с материалами ОВОС.

По процедуре общественного обсуждения ОВОС  на общественных слушаниях (ОС) в Чите, Агинске, Петропавловке  с материалами можно было познакомиться  в течении 4-8 дней до обсуждения. Больше времени было у жителей Ангарска (16 дн.), Кырена (26 дн.).

          В с. Мухоршибирь на знакомство с материалами не было дано ни одного дня.  Тема была предложена только на самом обсуждении, как  «Обсуждение замечаний  и предложений к ОВОС», причем эти замечания и предложения были высказаны  на ОС в других районах.

          Том 7, кн. 2 « Мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций», содержащий весьма важную информацию для населения о возможных рисках и авариях, вообще не был представлен на общественные слушания . 

           - Подавляющее большинство общественности и особенно жителей, на территории которых проект может оказать вредное воздействие, не смогло высказать свое отношение к строительству нефтепровода.

           Люди, которые будут вынуждены  жить вблизи нефтепровода, не имели возможности познакомиться с материалами ОВОС и участвовать в ОС, а жители городов и райцентров, где прошли ОС, не получили достаточной, объективной и достоверной информации о строительстве нефтепровода. 

Выводы и рекомендации:

         1. Компанией не соблюдены сроки  предоставления материалов для ознакомления, не представлены полные и объективные данные об экологической опасности проекта в большинстве мест проведения ОС. Компания не обеспечила возможности для подавляющей части местного населения, «на территории которых намечаемая хозяйственная и иная деятельность может оказать воздействие», своевременного получения полной и достоверной информации, нарушив  тем самым принцип достоверности и  полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу(статья 3 ФЗ «Об экологической экспертизе» № 174-ФЗ от 23 ноября 1995г.). 

        2.Подавляющее большинство общественности и особенно жителей, на территории которых проект может оказать воздействие, не смогло высказать свое отношение к проекту, тем самым заказчиком не были созданы полноценные условия для выявления общественных предпочтений и не выполнен принцип гласности, участия общественных организаций (объединений), учета общественного мнения при  проведении экологической экспертизы (статья 3 ФЗ «Об экологической экспертизе» № 174-ФЗ от 23 ноября 1995г.). 

         3.В силу многочисленных нарушений процедуры выявления и учета общественных предпочтений, нарушающих основные принципы проведения экологической экспертизы, рекомендовать государственной экологической экспертизе отклонить представленный документ.

 

II.                Сохранение биоразнообразия природных  объектов международного значения

(Иметхенов А.Б.).

Анализ раздела 8 «Оценка воздействия проектируемого трубопровода на биологические ресурсы» выявил следующие пробелы.

А) разработчики совершенно не учитывают прогнозируемый урон биоразноообразию на экосистемном уровне как для уникальных ландшафтов Тункинского национального парка, частично входящего в Алтае-Саянский экорегион (здесь в настоящее время реализуется международная природоохранная программа ПРООН), так и для горной системы Хамар-Дабан, выполняющей чрезвычайно важные водоохранные и водоаккумулятивные функции для речного стока озера Байкал и бассейна р.Ангары, в  результате нарушения целостности этих малонарушенных горно-таежных геосистем при реализации строительных работ, где практически в настоящее время отсутствует дорожная сеть.

Тем самым нарушается один из фундаментальных принципов сохранения биоразнообразия – территориальный, зафиксированный в Национальной стратегии сохранения биоразнообразия России, принятой на  Национальном Форуме по сохранению живой природы (раздел 3.6, с.23. Москва, июнь, 2001г.).

Проектируемая деятельность не согласуется с «Экологической доктриной Российской Федерации», где в разделе 3 «Основные направления государственной политики в области экологии» провозглашено «сохранение и восстановление целостности природных систем, в том числе предотвращение их фрагментации в процессе хозяйственной деятельности при создании гидротехнических сооружений, автомобильных и железных дорог, газо- и нефтепроводов, линий электропередачи и других линейных сооружений».

Б) В томе 7, кн.1, разд.8 дается неполный список видов птиц. В Тункинской котловине отмечен всего 41 вид (т.7. кн.1., разд. 8.2.1.), а по существующим сводкам их насчитывается не менее 230. Отмечены не все редкие, находящиеся под охраной виды.

         В разделе 9 ОВОС  - Охраняемые природные территории не упоминаются КОТРы (Ключевые орнитологические территории), имеющие международное значение (ImpotantBirdAreasIBAs) как места обитания и миграции птиц Северной Азии. По намечаемой трассе их 2 -  Тункинская долина, Соленые озера в районе Белоозерска (Боргойская котловина). На территории КОТР «Соленые озера в районе Белоозерска» отмечено 22 вида, включенные в Красные книги международного, российского и регионального уровней.

           Боргойская котловина является местом отдыха и концентрации птиц-мигрантов во время весеннего и осеннего пролетов. В этот период на озерах и в степи сосредотачивается огромное количество птиц. Нами было зафиксировано до 7 тыс. серых журавлей, до 5- 6тыс. огарей, большое количество редких хищных птиц  - орлов, соколов, грифов (Доржиев и др, 1998, Ешеев и др, 1998,). В результате строительства трассы нефтепровода существует большая вероятность необратимых антропогенных нарушений этих уникальных мест.

           В) Планируемая трасса нефтепровода проходит практически через все степные участки Юго-Западного Забайкалья, которые имеют островное расположение в межгорных котловинах. Такое их распространение связано с тем, что в Забайкалье проходит северная граница Центрально-азиатских степей. Трасса пересекает территории трех степных заказников: Боргойского и Тугнуйского республиканских, Алтачейского федерального(нарушение статьи 15 ФЗ «Об ООПТ») .

Группа ученых, во главе с доктором географических наук, профессором Иметхеновым А.Б., выступает с предложением об организации достаточно емкого представительного заповедника на южных степных территориях Забайкалья (Иметхенов и др., 2001). На огромной территории азиатской части России функционируют всего три степных заповедника: Центрально-Черноземный, Галичья гора, Даурский.

В результате проведенных  работ предложены в качестве эталонного объекта разнообразные степные и лесостепные ландшафты Тугнуйской долины (долина р. Алтачей, занятая Алтачейским заказником, местность Тугнуйские столбы) и полупустынные ландшафты Тугнуйского заказника, сохранившие биоразнообразие уникальных экосистем. Тугнуйская котловина – яркий пример межгорных котловин Селенгинского среднегорья (Западное Забайкалье),  которая расположена в  понижении между горнотаежными хребтами Заганским и Цаган-Дабан.Зональные особенности рассматриваемой территории определяются как "горное лесостепье", отражающее ареал соприкосновение и взаимодействие лесных и степных ландшафтов в условиях высокого гипсометрического положения и определенной орографической замкнутости.

Такой выбор продиктован тем, что территория  Алтачейского заказника площадью около 60 тыс. га,  остается пока не подверженной хозяйственной деятельности человека, может значительно расшириться за счет включения южных отрогов хр. Цаган-Дабан в пределах междуречья Хилка и Тугнуя и низменных степных и полупустынных ландшафтов юго-западной части Тугнуйского республиканского заказника.

Уцелевшие урочища Забайкальской лесостепной и степной природы этих двух заказников в перспективе станут теми эталонными участками, на которых можно проводить ландшафтные исследования за естественной динамикой природно-территориальных комплексов, проектировать несколько стационаров для осуществления «летописи природы» и совершенствовать систему эффективного использования природных ресурсов и сведения до минимума загрязнения окружающей среды.

Строительство трассы нефтепровода крайне нежелательно, т.к. нанесет непоправимый урон уникальным степным экосистемам.

          Г) Последствия для биологических объек­тов в случае реализации намечаемой деятельности отражены в разделе 8, т.7, кн.1, ч.2.3 не достаточно . С экологической точки зрения, в ОВОСе это, возможно, самое существенное упущение. Например, ОВОС не представил подробное обсуждение возможных и проектируемых последствий для каждого из редких и исчезающих видов, обитающих в по­лосе отчуждения нефтепровода. В документе пред­ставлено лишь краткое описание этих видов, но никак не обсуждены возможные последствия — это является серьезнейшим • упущением. И хотя ОВОС предсказывает "мощные последствия" проекта для популя­ций соболя и оленей в зоне отчуждения нефтепровода он не предлагает ни подробностей этих последствий, ни мер ослабления негативных эффектов.

          Анализ раздела 9 «ООПТ» тома 7, кн.1, ч.2.3 показал, что все варианты маршрута прокладки трубопровода проектируются через территорию природно-заповедного фонда (восточный - через территорию Байкальского УВН ЮНЕСКО, а западный и центральный варианты – через территорию Тункинского национального парка),  что является грубейшим нарушением российского законодательства и международных обязательств РФ.

Выводы и рекомендации.

1. На основании проведенного анализа разделов 8, 9 тома 7, кн.1, ч.2.3  полнота выявления прогнозируемого воздействия на окружающую природную среду  в результате осуществления  намечаемых решений представляется не достаточной.В частности, не оценены последствия дефрагментации уникальных природных комплексов с высоким уровнем биоразнообразия Тункинских гольцов, входящих в Алтае-Саянский экорегион, и горно-таежных ландшафтов Хамар-Дабана, а также степных экосистем, содержащих ключевые орнитологические территории международного значения.

Тем самым нарушен принцип достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу.

2. На основании вышесказанного допустимость воздействия и экологически обоснованная возможность реализации объекта экспертизы разработчиками убедительно не доказана. С учетом высказанных замечаний рекомендуется проект

доработать по замечаниям и предложениям и представить повторно на экспертизу

 

 

III.             Этнокультурные аспекты

(Жуковская Н.Л.).

3.1.Cоответствие предоставленной в проекте информации утвержденному техническому заданию  на ОВОС в части воздействия намечаемой деятельности на социально-культурную ситуацию в местах проживания коренных народов и местных сообшеств.

         В разделе технического задания (ТЗ) на ОВОС 1.4.7 «Социально-экономические условия для реализации  намечаемой деятельности» в пункте 1.4.7.2 «Воздействие проекта на социально-экономические условия» содержится параграф «Сохранение культуры коренных народностей».

         К сожалению, содержание этого параграфа в предоставленных проектных материалах  не раскрыто. В ходе общественных слушаний в с. Петропавловка Республики Бурятия  16 июля 2002г. разработчикам проекта было указано на этот недостаток. На что был дан ответ: «Данный вопрос будет учтен на последующих стадиях проектирования»(Том 7, кн.1, часть 4 «Материалы общественных обсуждений. Ответы на замечания по ОВОС, высказанные в ходе общественных слушаний с приложениями. №7 , пункт 2»).

         С одной стороны, подобный ответ документирует отсутствие  изложения данного вопроса в тексте материалов «Обоснование инвестиций», с другой стороны, свидетельствует о непонимании или нежелании разработчиков проекта учесть столь важный аспект именно на этапе «Обоснование инвестиций».

Следует также отметить  отсутствие в предоставленных проектных материалах темы еще одного параграфа ТЗ ОВОС «Определение возможных конфликтных ситуаций» в  пункте 1.4.7.1, и близкого вопроса «Обязательства инвестора по …ликвидации конфликтных ситуаций» в уже упоминавшемся параграфе1.4.7.2. Между тем,  местные жители  в ходе общественных слушаний по проекту  неоднократно выражали опасения о возможных конфликтных ситуациях в связи с намечаемым строительством нефтепровода, которые могут серьезно негативно повлиять на традиционный уклад жизни, традиции, обычаи и культуру  коренного населения (Протоколы общественных слушаний в селе Кырен, собраний жителей Торской степи и  Закаменского района).

 То, что подобные опасения небезосновательны,  косвенно подтверждает решение  Закаменского районного Совета депутатов местного самоуправления № 163 от 05 ноября 2002г. о проведении местного референдума по вопросу о предоставлении земельных участков на территории Закаменского района для строительства нефтепровода «Ангарск-Дацин» компанией «ЮКОС» и последующие судебные разбирательства по этому поводу. 

Вывод

 Проектные материалы на этапе «Обоснования инвестиций» представлены не полностью и не соответствуют утвержденному ТЗ ОВОС. В частности, отсутствует оценка влияния намечаемой деятельности на культуру коренных народностей и определение возможных конфликтных ситуаций, связанных с изменением традиционного образа жизни местного населения вдоль проектируемой трассы нефтепровода, а также обязательства инвестора по ликвидации конфликтных ситуаций ( темы  параграфов 1.4.7.1 и 1.4.7.2 ТЗ  ОВОС).

 

3.2. Полнота информации о социально-экономических условиях проживания коренных народов и местных сообществ, определяющих их культуру и потенциальную возможность осуществлять традиционную хозяйственную деятельность.

          В разделе 10 приведена стандартная статистическая информация о социально-экономических условиях проживания местного населения в пяти районах Бурятии (Тункинский,Закаменский, Джидинский, Селенгинский, Мухоршибирский), через территорию которых планируется прокладка магистрального трубопровода. Отмечено, что по крайней мере в двух районах-Тункинском и Закаменском- большинство жителей занято в сельском хозяйстве. Не достаточно подробно отражен существующий этнический состав населения. Действительно, ни один из пяти районов не зарегистрирован  официально как «район проживания коренных малочисленных народов РФ».

           Однако, по информации, полученной от Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Республики Бурятия в Торской степи на территории Тункинского района наряду с бурятами и русскими проживают семьи сойотов, входящие в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации., а в соседнем Закаменском районе проживают компактно хамнигане, которые по мнению ряда ученых (Дамдинов Д.Г., 1984г., ) являются отдельной немногочисленной этнической группой.

           В настоящее время по данным администрации Закаменского района в районе официально зарегистрирована семейно-родовая община хамниган «М-ОНО»(с.Мыла Закаменского района)  и по ее инициативе подготовлены документы для  оформления территории традиционного природопользования   в местах, где члены общины ведут традиционные виды хозяйственной деятельности (отгонное скотоводство, охота, сбор дикороссов).

          На проектируемой территории традиционного природопользования по данным руководителя общины хамниган Цыденова В.Б. находится около 100 культовых священных мест поклонений местных жителей. Однако, все три варианта маршрута  нефтепровода спроектированы без учета этого обстоятельства и  пересекают эту территорию.

          В экспертируемом материале не проведен анализ хозяйственной деятельности местного населения с выделением традиционных видов природопользования, которые исторически сложились на протяжении нескольких веков на рассматриваемой территории. Не показано какую долю в семейном бюджете местных жителей занимает собирательство, охота, отгонное скотоводство, т. е. зависимость местного аборигенного населения от возможностей «кормящего ландшафта», который так или иначе подвергнется антропогенному воздействию намечаемыми  строительными работами при сооружении нефтепровода и его последующей эксплуатацией.

          Между тем такую информацию вполне можно было бы собрать, поскольку на территории только Торской cтепи в период с 1992-97гг. работала комплексная научная экспедиция Института востоковедения РАН , частично такая информация могла быть получена экспертным путем по данным районной статистики (см. выступление Шаралдаевой В.Д. в Протоколе общественных  слушаний в с.Кырен 27 июля 2002г). 

Вывод.

Разработчики проекта не предоставили достаточную информацию о социально-экономических условиях  проживания коренных народов и местных сообществ, которая позволила бы объективно оценить их традиционный уклад жизни, культуру и традиционные виды хозяйствования. 

  

  3.3. Полнота выявления прогнозируемых  воздействий на окружающую природную среду и связанных с ними последствий для традиционного образа жизни и культуры коренных народов и местных сообществ  в результате осуществления  намечаемых решений.

           В разделе 10, пункт 10.1.3 упоминается о том, что «важным типом воздействия на население является изменение сложившегося образа жизни в результате строительства».. Однако, дальше этот тезис, к сожалению, разработчиками развит  не был. При этом ссылка на то, что «точное количественное измерение косвенного воздействия из-за многовариантности связей затруднено» не представляется состоятельным, поскольку такие методики количественного измерения косвенного воздействия изменений исконной среды обитания на традиционный уклад жизни аборигенного населения существуют и хорошо известны среди специалистов.

            Фактический исходный материал для оценки такого воздействия приведен в  разделе 13 «Эколого-экономическая оценка», где делается попытка оценить ущерб природным ресурсам, которые безусловно могут негативно отразиться на исконной среде обитания коренного населения и повлиять тем самым на их традиционный уклад жизни и культуру. Негативные социальные последствия такого вмешательства  были отмечены и задокументированы учеными по трассе БАМ на территории Бурятии, когда при строительстве трассы был нанесен невосполнимый урон охотничьим угодьям и оленьим пастбищам эвенков, что ускорило маргинализацию и ассимиляцию коренного населения (Будаева Ц.Б., 1999г.).

          На проектируемой территории традиционного природопользования по данным руководителя общины хамниган Цыденова В.Б. находится около 100 культовых/священных мест поклонений местных жителей. Однако, все три варианта маршрута  нефтепровода спроектированы без учета этого важного обстоятельства и  пересекают эту территорию.

Вывод.

 Разработчики проекта практически не оценили прогнозируемые воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на традиционный образ жизни и культуру коренного этноса, хотя фактический материал для такой оценки имелся. Тем самым был нарушен важнейший принцип достоверности и полноты предоставляемой информации при проведении  экологической экспертизы.

   

    3.4. Достаточность предусмотренных мер по обеспечению экологической безопасности местного населения в части соблюдения  прав коренных народов и местных сообществ по сохранению их среды обитания, культуры, традиционного образа жизни .

В разделе 13 «Эколого-экономическая оценка» проведена стоимостная оценка ущерба природным ресурсам и компенсационных выплат от намечаемой деятельности. Отметим два обстоятельства.

         Первое, наличие  этого раздела означает, что разработчики отдают себе отчет в том, что часть исконной среды обитания местного населения будет безвозвратно утеряна.

        Второе, не затрагивая вопроса о качестве проведенных расчетов, оценка которых  является отдельной задачей, отметим, что сама по себе денежная компенсация независимо от ее величины  в принципе не может возместить урон этносу от радикального изменения образа жизни, утраты культурных традиций и традиционных форм хозяйствования, которые неизбежно сопровождают потерю даже части исконной среды обитания коренных народов.

          Фактически разрушение культурных ценностей  и утрата традиционного уклада жизни равносильно уничтожению этноса. В этой связи  весьма сомнительными и малообоснованными представляются утверждения разработчиков проекта о том, что «нарушение сложившегося образа жизни будет носить временный и обратимый характер при соблюдении: сроков строительства; жесткого контроля за поведением строительного персонала; проекта рекультивации нарушенных земель» и что  на этапе эксплуатации «в результате соблюдения всех природоохранных мероприятий и предотвращения возможных аварий негативных видов воздействия на социальную среду не прогнозируется. В связи с этим специальные мероприятия, направленные на охрану социальной среды не требуются (пункт 10.1.4.2)».).

         Таким образом, можно констатировать, что никаких мероприятий по минимизации негативных последствий строительства нефтепровода на социальную среду вообще и на этнокультурную в частности, разработчики на данном этапе проектирования не предусматривают.

          Однако, исходя из «Методических указаний по обоснованию инвестиций ВК № 477 от 25 июля 1999г.» можно утверждать, что именно на стадии «Обоснование инвестиций» для оценки негативного влияния намечаемой деятельности на традиционный образ жизни и культурные традиции коренного населения  требуется полноценная оценка этого важного фактора. Поскольку предотвращение  угрозы или снижения риска уничтожения культуры коренных народов может потребовать существенных финансовых  вложений от инвестора (например, перенос населенных пунктов подальше от трассы нефтепровода, или кардинального  изменения  маршрута проектируемой трассы) и сильно повлиять  на параметры эффективности проекта.

         По нашему мнению, исследование подобного влияния должно проводиться в рамках полномасштабной этнологической экспертизы в соответствии с федеральным законом «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ» от 16.04.99г., которая должна предшествовать этапу «Обоснование инвестиций».

 

Вывод:

Малообоснованным представляется вывод разработчиков о том, что «нарушение сложившегося образа жизни будет носить временный и обратимый характер», а  «негативных видов воздействия на социальную среду не прогнозируется».

Полноценная оценка рисков разрушения этнокультурной среды в результате осуществления намечаемой хозяйственной деятельности возможна в рамках этнологической экспертизы, которая должна предшествовать  этапу «Обоснования инвестиций».

         

3.5 Допустимость воздействия и экологически обоснованная возможность реализации объекта экспертизы в части сохранения этнокультурной среды коренных народов и местных сообществ, проживающих на территории планируемой деятельности.

         «Поддержание традиционной экологически сбалансированной хозяйственной деятельности» является одним из основных направлений государственной политики в области экологии ( «Экологическая доктрина РФ», раздел 3).

          На основании представленных проектных материалов оценить допустимость воздействия и экологически возможную реализацию объекта экспертизы в части сохранения этнокультурной среды коренных народов и местных сообществ, проживающих на территории планируемой деятельности, не представляется возможным.

Вместе с тем, в соответствии с положениями Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» памятные места, культурные и природные ландшафты, связанные с историей формирования народов и этнических общностей на территории Российской Федерации и места совершения религиозных обрядов отнесены к достопримечательным местам (ст. 3 № 73-ФЗ). Участок планируемой трассы нефтепровода по Торской степи в Тункинском районе является наиболее насыщенным такими объектами. Первичное выявление показало наличие на территории Торской степи более 30 родовых территорий и мест совершения религиозных обрядов, которые имеют все признаки достопримечательных мест, часть из них имеет статус памятников природы, теперь им может быть присвоен статус объектов культурного наследия.

В международной практике они именуются "ассоциированными культурными ландшафтами" и подразумевают "сильные религиозные, художественные или культурные ассоциации природного элемента в большей степени, чем доказательства материальной культуры, которые могут быть незначительными или вовсе отсутствовать" (Мехтильд Ресслер, Центр Всемирного наследия ЮНЕСКО, "Ландшафты в рамках "Конвенции по охране Всемирного наследия" и других документов и программ ЮНЕСКО"). Достопримечательные места Торской степи локализуются в комплексы, образуя так называемые природно-культовые территории - целостные и территориально-локализованные совокупности природных, технических и социально-культурных явлений, сформировавшиеся в результате действия природных процессов, традиционного природопользования этнической общности, духовных традиций в исторической динамике.

          Интенсификация хозяйственного освоения территории, вследствие намечаемой хозяйственной деятельности,  повлечет за собой постепенное разрушение традиционного хозяйственного уклада и серьезно затронет природно-культовые территории. И если археологические памятники, в случае особой необходимости, можно исследовать (подвергнуть спасательным раскопкам), то невозможно "перенести" святую гору, источник, рощу и т.п. А интенсивное хозяйственное освоение территорий вне рамок традиционного природопользования в непосредственной близости от природно-культовых территорий может повлечь за собой потенциальные риски социального и иного плана. Система табуирования указанных территорий складывалась веками, пережила годы Советской власти и поддерживается в наше время местным населением достаточно строго.

В силу вышеперечисленных причин историко-культурная экспертиза материалов проекта, организованная Научно-производственным центром по охране и использованию памятников истории и культуры министерства культуры Республики Бурятия, не сочла возможным согласовать материалы «Обоснования инвестиций» строительства нефтепровода. Письмо министра культуры РБ Прокопьева В.Б. директору ООО «Приоритет ЭКО» ЗАХАРОВУ А.А. прилагается. Тем самым намечаемая деятельность входит в противоречие со статьей 5 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

 Выводы:

1. Проектные материалы на этапе «Обоснования инвестиций» в части влияния намечаемой деятельности на социально-культурную среду местного  населения представлены не полностью и не соответствуют утвержденному ТЗ ОВОС. В частности, отсутствует оценка влияния намечаемой деятельности на культуру коренных народностей и определение возможных конфликтных ситуаций, связанных с изменением традиционного образа жизни местного населения вдоль проектируемой трассы нефтепровода, а также обязательства инвестора по ликвидации подобных конфликтных ситуаций (темы  параграфов 1.4.7.1 и 1.4.7.2 ТЗ  ОВОС).

2.Разработчики проекта не предоставили достаточную информацию о социально-экономических условиях  проживания коренных народов и местных сообществ, которая позволила бы объективно оценить их традиционный уклад жизни, культуру и традиционные виды хозяйствования. 

3.Практически не оценены прогнозируемые воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на традиционный образ жизни и культуру коренного этноса, хотя фактический материал для такой оценки имелся.

4. Малообоснованным представляется вывод разработчиков о том, что «нарушение сложившегося образа жизни будет носить временный и обратимый характер», а  «негативных видов воздействия на социальную среду не прогнозируется».

Полноценная оценка влияния изменений исконной среды обитания  и социально культурной ситуации на развитие этноса  в результате осуществления намечаемой хозяйственной деятельности возможна в рамках этнологической экспертизы, которая должна предшествовать  этапу «Обоснования инвестиций».

5. Намечаемая деятельность противоречит Федеральному закону «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

          6. Все вышесказанное свидетельствует о  нарушении  одного из основных принципов экологической экспертизы - принципа достоверности и полноты  предоставляемой информации при проведении  экологической экспертизы.

          На основании представленных проектных материалов оценить допустимость воздействия и экологически приемлемую  реализацию объекта экспертизы не представляется возможным. Поэтому в соответствии с принципом презумпции экологической опасности при проведении экологической экспертизы считать необходимым отклонить представленный документ.

 

 

IV.              Оценка воздействия на поверхностные и подземные воды

(Кислицина Л.Б.).

                 4.1. Общие замечания по качеству представленных на экспертизу материалов:

            - Не указаны авторы текстовых и графических материалов. Указаны только организации. Не использованы современные материалы по геологии, гидрогеологии, инженерной геологии.

           - Работа по изучению проекта затруднена плохой организацией материала, названия файлов не четко отражают содержание.                                                

 

Гидрогеологическая карта, м-б 1:200000.

           - Не использованы в полной мере современные результаты гидрогеологических работ, проведенных в регионе. Не отражены источники питьевого водоснабжения местного населения, которые могут пострадать при строительстве и функционировании нефтепровода. Карта не достаточно информативна.

           - В скважинах на карте нет информации о том, воды какого водоносного горизонта характеризуются этой скважиной, не указана глубина.

          - Не показано наличие надмерзлотных, межмерзлотных, подмерзлотных вод, таликовых зон, которые требуют специальных методов при строительстве нефтепровода и других сопутствующих сооружений.

         - На карте не показаны площади распространения многолетнемерзлых пород их тип (сплошная, островная). Из-за этого не понятно, как рассчитывались обьемы специальных мероприятий при строительстве на площадях в мерзлоте и как определялись затраты на эти мероприятия.

         - Многочисленные крупные долгоживущие разломы не охарактеризованы по степени обводненности. С ними связаны минеральные источники, например, Тункинской долины.

 

Инженерно-геологическая карта м-б 1:200000.

        -  Отсутствует файл с легендой карты. Карта «немая», не читается (правда есть ссылка «обратится к А.Терской), она очень схематична, не использованы в полной мере результаты исследований проведенных в регионах, особенно в населенных районах.

         - Для инженерно-геологической карты такого масштаба можно было использовать топографические карты, аэрокосмические снимки, которые позволяют выделить поля развития оврагов, курумов, обвалов, оползней, эоловых отложений, предусмотреть мероприятия по их предотвращению и определить необходимые, в количественном выражении, финансовые средства.  В проекте не удалось найти этих конкретных данных.

Вывод.

Предоставленная информация не достаточна, плохо структурирована и затруднена для понимания даже специалистам. Тем самым нарушены принципы полноты и достоверности информации,  гласности, участия общественных организаций и учета общественного мнения при проведении экологической экспертизы.

          

           4.2.  Полнота и достоверность предоставленной информации в описательной части  ОВОС, соответствие ТЗ ОВОС.

          Анализировались параграфы 3.3;3.4 Раздела 3, параграф 4.2 раздела 4, параграф 5.1.2 раздела 5  Тома 7, кн.1, часть 2.3 . Том 4, кн.4

           Характеристика инженерно-геологических условий

          - Не указана степень обводненности тектонических нарушений по горной части трассы, которые имеют значительные размеры и сложную структуру (линейные разломы, зоны трещиноватости, дробления и т.д.). Эта характеристика чрезвычайно важна с точки зрения оценки последствий утечек и разливов нефти.

          -  Есть описание всех имеющихся в природе трёх регионов экзогенных процессов и явлений. С какими из них конкретно придётся иметь дело строителям, какие площади по линии трассы нефтепровода поражены ими, определить сложно по представленным материалам. В частности, не указаны площади распространения и характер эоловых процессов, довольно распространенных на юге Бурятии. Указание этих характеристик необходимо для оценки необходимых мероприятий по инженерной защите трассы от возможных  опасных природных процессов.

 Характеристика гидрогеологических условий

Не учтены следующие рекомендации, предписанные нормативными документами «Методические рекомендации по выявлению, обследованию, паспортизации и оценке экологической опасности загрязнения геологической среды нефтепродуктами» М.,2002г:

-         Не указан детально класс защищенности  грунтовых вод  вдоль намечаемой трассы нефтепровода с привязкой к существующим водозаборам.

-         Не указаны разведанные и перспективные месторождения подземных вод вдоль намечаемой трассы с пространственной привязкой.

-         В таблице 5.15.    «Сведения об основных эксплуатируемых водозаборах населенных пунктов и производственных объектов, попадающих в зону влияния проектируемого трубопровода» (параграф 5.1.2.4.1) не выделены одиночные и групповые водозаборы  с указанием  их местоположения, наличия утвержденных и не утвержденных запасов месторождений подземных вод.

-         Не приведена оценка   агрессивности грунтовых вод к материалу нефтепровода и других сооружений.

    

         4.3. Полнота выявления прогнозируемого воздействия на окружающую природную среду  в результате осуществления  намечаемых решений.

        - Тектонические нарушения по горной части трассы имеют значительные размеры и сложную структуру (линейные разломы, зоны трещиноватости, дробления и т.д.). Эти опасные ослабленные зоны земной коры часто обводнены. В случае попадания нефти на участки обводненных тектонических разломов при протечках и аварийных разливах, скорость распространения нефтяного загрязнения будет высокой и, главное, не контролируемой («Методические рекомендации по выявлению, обследованию, паспортизации и оценке экологической опасности загрязнения геологической среды нефтепродуктами»). Такого рода виды воздействия   разработчиками не выделены.

-         В разделе 5, параграф 5.2  тома 7, кн. 1 достаточно полно выделены возможные воздействия  на реки бассейна озера Байкал в местах их перехода нефтепроводом,  как на стадии строительства, так и  эксплуатации магистрального трубопровода. Однако, как эти антропогенные воздействия повлияют на  саму экосистему Байкала не оценено.

          Между тем речь идет о достаточно масштабных и долговременных воздействиях, которые включают в себя, в частности:  вырубку древесного и снятие почвенного покрова на склонах долин и на поймах рек, строительство подъездных дорог, переездов через водные преграды, дамб, съездов к реке, насыпных (или намывных) строительных площадок; при земляных работах на русловых, береговых и пойменных участках переходов - рыхление вечномерзлого грунта, в том числе и взрывами,  а также  активизацию плоскостной и овражной эрозии, оползневых процессов в створе трубопровода при прокладке трубопроводов на склонах и в пределах речных долин; разрушение в русле реки самоотмостки, ограничивающей в естественных условиях вертикальные размывы русла (особенно значимо для горных и предгорных рек); существенное дополнительное взмучивание донных наносов в результате работы землеройной техники, которое может привести к заилению (кратко или долговременному) русел рек на нижележащих участках; нарушения путей местного стока в пределах долины и поймы реки, в том числе временное перекрытие вторичных пойменных проток на пойме реки.

          Кроме того,  при нарушении технологии использования бентонитового раствора при направленном бурении или микротоннелированию (неверный выбор глубины прохождения скважины под руслом реки или неверный гидравлический расчет промывки скважин с учетом режима бурения, локальные деформации или разрушения ограждающих дамб обвалования амбаров для хранения раствора),  может произойти выброс бурового раствора с соответствующим попаданием его в речное русло и в речную воду.

         При некачественной изоляции амбара может произойти загрязнение грунтовых вод в пределах пойменных массивов, что приведет к быстрому загрязнению речных вод.

         Весьма существенным долговременным антропогенным фактором негативного воздействия на экосистему Байкала, не учтенным разработчиками, является воздействие намечаемой деятельности на верховые болота в верховьях рек на приводораздельных участках Хамар-Дабана  в период  строительства и эксплуатации нефтепровода (параграф 5.2.3.3 раздела 5 тома 7, кн.1). 

          В томе 6, кн.1 указано, что наиболее распространенной причиной утечек и прорывов нефтепроводов является коррозия материалов трубы нефтепровода, однако, никаких оценок степени агрессивности грунтовых вод к металлу  на отдельных участках трассы и инженерных мероприятий  по предотвращению этой ситуации в проекте не обнаружено.

.         Трасса нефтепровода, на значительном протяжении,  пройдет по сыпучим эоловым отложениям (села Цолга, Балта, Никольск и др.).  В т.4 кн.4  на стр. 106 упомянуты как опасные следующие образования: эоловые отложения, торфы, илы, просадочные лёссовые грунты, карстующиеся породы. На стр. 124 сообщается, что эоловые отложения повсеместно закреплены лесным покровом (что не совсем соответствует действительности), в процессе строительства на эоловых отложениях потребуется принятие специальных мер. Однако, в приложенных  к т.4, кн.4  ведомостях земельных участков не отображены участки с развитием эоловых процессов и форм и, следовательно, дать количественную оценку такого воздействия не представляется возможным.

 

          4.4 Достаточность предусмотренных мер по обеспечению экологической безопасности.

         - Приведенные рекомендации по инженерной защите подземных вод в аварийных ситуациях (параграф 5.1.4.3 раздела 5, том 7, кн.1, ч.2.3) не представляются достаточными  и обоснованными, так как не выявлены и не классифицированы точно участки со сложной геологической структурой вдоль проектируемой трассы.

        - В проекте в должной мере не учитывается, что трасса нефтепровода проходит по районам, где хозяйственное и  питьевое водоснабжение осуществляется, в основном, за счет поверхностных и грунтовых вод. Ввиду отсутствия необходимой исходной информации оценить риски загрязнения подземных вод при аварийных ситуациях не представляется возможным.

           В этой ситуации приведенные рекомендации по инженерной защите подземных вод в аварийных ситуациях (параграф 5.1.4.3 раздела 5, том 7, кн.1, ч.2.3) представляются  не достаточно обоснованными.

          - Река Селенга является крупнейшим водосбором, она  несет свои воды в озеро Байкал. На ее островах находятся головные водозаборы г. Улан-Удэ. На берегах расположены многочисленные села, водоснабжение которых обеспечено за счет вод аллювиальных отложений, гидравлически связанных с водами Селенги. Однако, в проекте не предусмотрены меры обеспечения качественной питьевой водой населения при ухудшении водоснабжения как на этапе строительства, так и эксплуатации проектируемого объекта.

           - Не проработан вопрос поисков и разведки месторождений подземных вод для населенных пунктов, расположенных ниже по рельефу от трассы нефтепровода. Таких, только крупных поселений по трассе, около 50 (из 160 населенных пунктов и мест временного проживания). При строительстве и в случае аварийных ситуаций эти поселения остаются без питьевой воды. Необходимо заранее предусмотреть запасные варианты водоснабжения этих населенных пунктов, включая столицу республики 400-тысячный г.Улан-Удэ.

- Большинство родников и минеральных источников на территории Бурятии, особенно в горной части, приурочено к выходам подземных трещинно-жильных вод обводненных разломов. А это значит, что нефтяное загрязнение  распространится не только на подземные воды, но и появится на поверхности, причем на значительном удалении от нефтепровода. 

К этому типу вод следует отнести минеральные источники с бальнеологическими свойствами, на которых сейчас действуют курорты и здравницы. Нефть из мелких протечек, аварийных выбросов, попадая  в глубокие разнонаправленные разломы на водоразделах, может появиться в выходах минеральных вод по всей Тункинской впадине.  Мероприятий по предотвращению такого загрязнения, по их финансированию в проекте обнаружить не удалось.

         - В проекте не предусмотрены меры по усилению инженерной защиты нефтепровода от коррозии на участках с повышенной агрессивностью подземных вод в верхних горизонтах. Неучет наличия таких вод, площади их распространения увеличивает опасность при  утечках нефти за счет коррозии материалов – самой распространенной  по статистике причине аварийных разливов нефти на российских нефтепроводах.. 

        - В параграфе 5.2.4 раздела 5 тома 7, кн.1, ч.1 приведены расчеты времени добегания  нефтяного пятна до Байкала в случае аварийного разлива нефти (согласно оценкам в разделе 2.3.2 тома 7, кн.2, ч.1 возможные объемы таких разливов могут достигать  до 4 тыс. м куб нефти). Однако, меры по перехвату таких нефтяных пятен (параграф 5.2.4 раздела 5 тома 7, кн.1, ч.1) не представляются надежными. Отсутствует также оценка стоимости возможного ущерба от таких катастрофических разливов в случае попадания такого большого количества нефти в уникальную экосистему озера, содержащего 80% запасов  поверхностных пресных вод России, удовлетворяющих международным стандартам качества питьевой воды.

         - В разделе 6, т.6, кн.1,ч.1 табл.5 (стр20) «Стоимость инженерной защиты трассы нефтепровода от опасных геологических процессов и дополнительных мероприятий в сложных условиях прокладки нефтепровода» не учтены эоловые процессы. Это замечание касается  овражной эрозии и береговой эрозии.

        -  Выбранные проектировщиками технологические способы перехода рек (наклонно направленное бурение и микротоннелирование, траншейные переходы) в силу достаточно масштабных и долговременных воздействий на экосистемы речной сети бассейна Ангары и Байкала,  не обеспечивают должной экологической безопасности для таких важных объектов,  как Байкальская природная территория и Байкальский участок Всемирного наследия ЮНЕСКО и могут привести к тяжелым негативным социальным  последствиям для населения Байкальского региона. 

 

Дополнительные замечания

Обращает на себя внимание тот факт, что затраты компании на свои нужды для строительства нефтепровода исчисляются по нормативным  документам последних лет и по рыночной стоимости. Расчеты затрат ущерба населению – по документам большого срока давности и без учета рыночной стоимости по таксовым ценам, зачастую на два порядка ниже рыночных. 

Выводы и рекомендации 

1.Не проведена оценка воздействия на источники водоснабжения населенных пунктов (как поверхностных вод, так и подземных) в результате антропогенного нарушения водотоков при пересечении их нефтепроводом на этапе строительства и эксплуатации. Соответственно не оценены ущерб и компенсации населению от намечаемой деятельности.

2.Не проведена оценка воздействия на качество вод Байкала  антропогенного нарушения водотоков при пересечении их нефтепроводом на этапе строительства и эксплуатации. Не оценены ущерб и компенсации  от намечаемой деятельности в результате ухудшения качества вод Байкала.

3.Не оценен ущерб водным объектам, включая экосистему Байкала, в результате утечек  и катастрофических разливов нефти. Соответственно не оценен возможный ущерб и ответственность со стороны заказчика проекта.

           При планировании инженерной защиты трассы нефтепровода от опасных геологических процессов и дополнительных мероприятий в сложных условиях  прокладки трассы не учтены экзогенные процессы и экологические функции   верховых болот, что потребует существенного увеличения надземного участка прокладки трассы.

          4.Выбранные проектировщиками технологические способы перехода рек (наклонно-направленное бурение и микротоннелирование, траншейные переходы) не обеспечивают должной экологической безопасности для таких важных объектов как Байкальская природная территория и Байкальский участок всемирного наследия ЮНЕСКО и могут привести к тяжелым негативным социальным  последствиям для населения Байкальского региона.

          5. В силу недостаточной полноты выявления прогнозируемого воздействия на окружающую природную среду  в результате осуществления  намечаемых решений, существенных пробелов при определении достаточности предусмотренных мер по обеспечению экологической безопасности нарушены принципы полноты и достоверности информации,  гласности, участия общественных организаций и учета общественного мнения при проведении экологической экспертизы.    

           6. На основании принципа презумпции экологической опасности, допустимость воздействия и экологически обоснованная возможность реализации объекта экспертизы,  не могут  быть признаны целесообразными, на основании чего представленный проект рекомендуется отклонить.

 

 

V.                 Мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций

(Гусев Ю.П.).

5.1. Обоснование выбора оптимального варианта нефтепровода

            В соответствии с техническим заданием, утвержденным 29.12.2001 г. старшим вице-президентом ОАК "НК ЮКОС" М.В.Елфимовым, авторы инвестиционного проекта должны выбрать наиболее оптимальный вариант НП (п.5.1), документально обосновать соответствие проектных решений нормативной и законодательной базе России (п.8.2), учесть при выборе трассы НП геологические особенности, могущие оказать негативное влияние на состояние НП при его эксплуатации (активные разломы, сейсмичность района, крутизна склонов, сели, наледи, оползни, курумы и т.д.), а также экономическую ситуацию в районах, через которые проходит НП (п.13.1).

         В ОВОС рассмотрены 3 варианта прохождения НП через территорию Тункинского и Закаменского районов Республики Бурятия: Основной, Западный и Восточный. Основной и Западный варианты предусматривают прохождение трассы через особо охраняемую территорию - Тункинский национальный парк. Согласно Закону РФ "Об особо - охраняемых природных территориях" строительство и какая-либо хозяйственная деятельность, тем более такое опасное для экосистемы национального парка сооружение, как нефтепровод, невозможно.

        Постановлением Правительства Российской Федерации № 643 от 30 августа 2001 г. "Перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории" запрещено "строительство магистральных нефтепроводов, газопроводов и иных продуктопроводов ...". А в эту зону входят как водоохранная зона озера, так и охраняемые государством природные территории: парки, заказники, заповедники.

         Отсюда естественен вывод, что оба варианта данного проекта с позиций действующего законодательства РФ должны быть отклонены.

          Восточный вариант НП предусматривается в обход Тункинского НП и проходит по исключительно сложным в орографическом и геологическом отношениях северным крутосклонным гребням хр.Хамар-Дабан, в весьма опасной близости (16.5 км) к оз.Байкал. Даже из ОВОС видно, что вероятность разрушения линейной части трубопровода под воздействием геологических процессов (камнепадов, осыпей, землетрясений, лавин и т.д.) и вероятность попадания продуктов разлива нефти в оз.Байкал достаточно высока.

         Авторами ОВОС предварительно определено время добегания до оз.Байкал нефти по пересекаемым НП рекам от 1.1 ч (р.Безымянная) до 2 ч (р.Хара-Мурин). Если учесть, что время на начало ликвидации аварий проектом принято не более 2 часов, то загрязнение рек, Байкала и водозаборов, снабжающих питьевой водой населенные пункты в устьях рек (г.Слюдянка, села Утулик, Салзан и др.), вполне прогнозируемое и неприемлемое явление.

        Авторы проекта сами делают вывод о невозможности реализации Восточного варианта на территории Иркутской области без разработки специальных мероприятий, направленных на минимизацию возможных аварий и залпового перемещения нефти по рекам и загрязнения Байкала и прилегающих территорий, в т.ч. населенных пунктов. Такие меры и их стоимость следовало определить уже на стадии инвестиционного проектирования для более полного определения объема инвестиций в строительство НП.

          В качестве альтернативного, возможно наиболее экономичного и  выгодного с экологической точки зрения варианта следовало бы рассмотреть транспортировку нефти по Транссибу и БАМу, либо Северный (Транснефти) вариант строительства нефтепровода до г.Находки.

           

        5.2. Природные условия территории проектируемой трассы НП (кн.4, т.4) охарактеризованы с разной полнотой и достоверностью. Если сведения по физико-географической, климатической и орографической остановкам изложены с достаточной полнотой, то геологическое строение и тектоника слишком генерализованы. Связано это с тем, что в основу описания главных структурных элементов земной коры приняты мелкомасштабные (1:1500 000 - 1:5 000 000) карты под редакцией А.Л.Яншина (1966 г.), Л.И.Салопа (1967 г.) и др. исследователей. Не использован большой фактический материал иркутских, бурятских и читинских геологов, сводных геологических и тектонических (геодинамических) карт м-ба 1:1 000 000 и крупнее ИЗК СО РАН и ВостсибНИИГГиМСа (г.Иркутск), ГИН СО РАН (г.Улан-Удэ), ЗабНИИ (г.Чита) и др.

            В разделе 2.4 "Геологическое строение" полностью отсутствует хотя бы краткая характеристика полезных ископаемых, расположенных на территории Бурятии в сфере влияния НП, т.е. совершенно не ясно, насколько безрудна трасса НП, какие месторождения не могут быть отработанными из-за прокладки НП и какой экономический ущерб при этом следует возместить местному и республиканскому бюджету.

          На территории РБ, например, в бассейнах рек Зун-Мурин, Джида, Тотхолта, Оронгодой, Дархинтуй, Зеринка и др. известны и прогнозируются новые россыпи золота. Часть из них уже отрабатываются (Зеринка), часть разведуется и планируется к отработке (Оронгодой, Тотхолта и др.).

         В Восточном варианте трасса пройдет в верховье р.Утулик, где расположены россыпь золота и оловянно-вольфрамовое рудное поле с  явными перспективами выявления редкометального месторождения.. Трасса НП пересекает также Зеринкинскую площадь с прогнозными ресурсами рудного золота в 71 т, рудное поле Зандинского месторождения долеритов, для производства базальтовых волокон, угленосные отложения и другие объекты действующего и возможного в ближайшие годы недропользования.

           Поэтому до начала проектирования все вопросы с недропользователями и администрациями субъектов должны быть решены, в т.ч. и определена и включена в смету расходов компенсация за ущерб из-за невозможности отработки месторождений полезных ископаемых.

            В проекте совершенно не рассматривается вопрос отработки вдоль трассы месторождений строительных материалов (бутовый камень, щебень, песок, глина, ПГС), необходимых для строительства, и не определены соответствующие затраты. Нет и обоснования, определения уровня негативного воздействия таких отработок, как правило, открытым способом, на окружающую среду.

            В целом в региональном плане описание геологических вещественных комплексов и тектонических структур дано верно. Что же касается детальной, применительно непосредственно к трассе, характеристики горных пород, их физического состояния и распространенности, то это, по мнению авторов проекта, будет выполнено на следующих этапах проектирования. Следует порекомендовать ОАО "НП ЮКОС" привлечь для этих целей геологические организации субъектов Федерации, обладающие всем первичным материалом.

           В главе 3 (кн.4, т.4) рассмотрены результаты инженерных изысканий по трассе НП, приведены перечень основных неотектонических структур, инженерно-геологическая характеристика пород, геокриологические и сейсмические условия, описание основных сейсмоопасных разломов и сейсмическая характеристика грунтов вдоль трассы НП. Выделены эндогенные и экзогенные геологические процессы, определяющие безопасность эксплуатации НП и могущие привести к нарушению трубопровода и авариям с залповыми выбросами нефти.

          К ним относятся землетрясения по зонам тектонических, в т.ч. и сейсмогенных неотектонических нарушений, курумы, сели, осыпи, лавины снежные, камнепады, криогенез, болота, наводнения и др.

          Основные замечания по этой главе сводятся к неконкретному (без географической привязки) и неполному изложению материала, отсутствию параметрических характеристик опасных процессов (контуров или площадей развития и др.), их приуроченность к определенным ландшафтам и т.д.

           Количественные характеристики опасных в геологическом отношении участков трассы необходимы для точного расчета эксплуатационных и инвестиционных затрат на защитные мероприятия. В частности, по трассе НП на территории Бурятия установлено значительно большее (в 2-3 раза) количество сейсмически активных и потенциально активных разломов, чем это отражено в ОВОС (стр.114-117, кн.4, т.4). Такие разломы отражены на геологических и геофизических картах м-ба 1:200 000 - 1:50 000 и их следует учесть.

         Нет, например, никаких сведений по древним разломам бассейнов рек Джида и Дархинтуй, к которым приурочены Хурай-Цакирский и Бортойская группа вулканов неоген-нижнечетвертичного времени, Северо- и Южно-Заганские мощные зоны разломов.

         Эти и десятки других разломов могут относиться к сейсмически активным и потенциально активным. Это, в конечном счете, повлияет на увеличение минимум вдвое протяженности и затрат надземного строительства трубопровода как в пределах Байкальской рифтовой зоны, так и в горных отрогах хр.Хамар-Дабан и Селенгинском среднегорье (долина р.Джиды, Тугнуйская впадина и др.).

          Следует отметить, что большую часть разломов Байкальской рифтовой зоны (территории Иркутской области и Республики Бурятия) по степени сейсмической опасности правильнее отнести к особо ответственным объектам (карта с сейсмической опасностью территории РФ), а не только к объектам повышенной опасности (карта В). Примером тому может служить катастрофическое Цаганское землетрясение 1859 г. на Байкале, когда часть восточного берега в приустьевой части Селенги ушла под воду и образовался залив Провал. Близкое во времени землетрясение магнитудой более 6.5 произошло в отрогах Хамар-Дабана южнее Гусиного озера, на котором в пучины озера погрузился достаточно большой остров.

         На западном берегу этого же озера в 1971 г. по одному из оврагов прошел мощный сель. Селевые потоки нередки в хр.Хамар-Дабан, отличающегося частыми и порой ливневыми дождями ("гнилой угол") в летнее время.

         Изложенная в т.4, кн.4 информация по геологическому, тектоническому, ландшафтному строению, характеристике эндо- и экзогенных процессов явно неполноценна и не дает ёмкого и полного представления об ожидающихся опасностях при строительстве и функционировании нефтепровода. Целесообразно выполнить дополнительные инженерно-геологические исследования трассы для сейсмического и ландшафтного районирования с отображением на специальных картах мест и размеров проявления эндо- и экзогенных процессов. Это позволит более корректно и точнее выделить опасные и весьма опасные участки трассы и правильнее определить степень риска от хозяйственной деятельности, связанной с НП.

 

         5.3. Мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций, могущих возникнуть в связи с проявлениями различных природных геологических явлений, рассмотрены в разделе 5 кн.2, т.7 "Анализ риска ЧС, источниками которых являются опасные природные явления". Этот раздел крайне неполноценен, в нем приведены лишь общие слова о стихийных бедствиях на территории Бурятии, Иркутской и Читинской областей. Например, возможность наводнений указана для районов, совершенно не имеющих отношения к трассе НП: Прибайкальского, Кабанского, Еравнинского, Кижингинского, Баргузинского, Иволгинского, Хоринского, Заиграевского. Лишь упомянуты сейсмически опасные зоны (60% территории), землетрясения и сели. Из геологических опасностей (п.5.1.3) весьма кратко описаны оползни, карсты, просадки.

         В разделе 7.6.4 "Технические решения по защите территории, зданий и сооружений от опасных природных процессов указаны лишь инженерные мероприятия по типам переходов активных тектонических разломов, участков развития солифлюкции, карста и термокарста, оползней, овражно-балочной эрозии. Абсолютно не отражены технические решения по защите НП от селей, камнепадов и снежных лавин, об условиях прокладки НП в курумах на склонах с  возможным катастрофическим плоскостным смывом и гравитационного обрушения горных пород (камнепады) и др.

 

Выводы и рекомендации:

           1. Проект "Обоснование инвестиций в строительстве нефтепровода Россия - Китай (ОВОС)", как не отвечающий законодательным актам Российской Федерации (Законы "Об особо охраняемых природных территориях", "Об охране озера Байкал", "Об охране окружающей среды" и др.), не может быть рекомендован в качестве основы для дальнейшего проектирования строительства и эксплуатации.

            2. При положительном для ОАО "НП "ЮКОС" решении законодательных аспектов ОВОС необходимо доработать с учетом высказанных замечаний в плане характеристики конкретных геологических и ландшафтных условий трассы, использования современных геологических и тектонических карт, карт полезных ископаемых для определения безрудности трассы НП, степени воздействия на окружающую среду сопутствующих сооружений и возможной отработки месторождений строительных материалов, необходимых для строительства НП.

            В соответствии с этими дополнениями следует уточнить инвестиционные затраты на строительство и эксплуатацию нефтепровода.

 

 

VI.              Оценка эффективности инвестиционного проекта

(Глазырина И.П., Трушкин В.В.).

           6.1. Эколого-экономическая оценка ущерба

1.1              Ущерб от выбросов в атмосферный воздух и за размещение отходов выполнен в соответствии с действующими государственными методиками.

1.2              Ущерб недревесным растительным ресурсам представляется заниженным. Не обосновано использование таксовой, а не рыночной стоимости этих ресурсов при расчете стоимостной оценки ущерба. Методика, на которую ссылаются авторы, позволяет использовать и то, и другое. В данном случае представляется наиболее целесообразным использовать рыночные цены при оптовых закупках, так как именно они определяют доход местного населения, который будет потерян вследствие утраты ресурсов. В среднем указанные цены примерно на порядок выше таксовой стоимости. Поэтому оценка ущерба недревесным ресурсам будет на порядок больше, то есть составит примерно около 2 млн руб. в год, а не 190 тыс. руб., как представлено в расчетах по проекту.

Кроме того, в расчетах не предусмотрено возмещение ущерба недревесным ресурсам в период эксплуатации нефтепровода, хотя очевидно, что орехово-промысловые зоны и ягодники не восстановятся к концу строительства. Для того, чтобы провести соответствующие расчеты, в документах недостаточно информации о характере и сроках предполагаемого лесовосстановления  и рекультивации.

Предложение эксперта. Исходя из общих соображений – времени восстановления лесных экосистем - можно предварительно в Проекте ОИ оценить период платежей в 30-50 лет. Уточняющие расчеты могут быть выполнены позже, в случае принятия решения о начале строительства.   

1.3  Ущерб ресурсам животного мира

  Данный ущерб рассчитан только для охотничье-промысловых животных и беспозвоночных. Причем в оценке для Иркутской области и Бурятии учитываются несколько видов водоплавающих птиц, а для Читинской области – нет, хотя в коридор влияния трубопровода входят пойменные земли. Воздействие на фауну, не относящуюся к охотничье-промысловым животным,  просто не учитывается (за небольшим исключением для Иркутской области). В то же время в проекте отмечается, что только в Читинской области «В коридоре проектируемого нефтепровода к настоящему времени отмечается 41 вид (табл.8.8), включенный в Красную книгу Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа (2000 г.), представители 4 классов: Млекопитающие (10 видов), Птицы (27 видов), Пресмыкающиеся (3 вида) и Земноводные (1 вид) (табл. 8.8).». Справедливости ради надо отметить, что для этих видов не существует официально утвержденных методик стоимостной оценки. Однако, поскольку потенциальный ущерб этим видам сомнений не вызывает, необходимо выполнить его экономическую оценку с использованием методик, апробированных в рамках многочисленных научных исследований по экономической оценке биоразнообразия.  (См., например, Экономическая оценка биоразнообразия. (Под ред. Бобылева С.Н. и Тишкова А.А.) Глобальный Экологический Фонд. Проект «Сохранение биоразнообразия», Москва,1999)   

Предложение экспертов. На основании имеющейся информации  невозможно выполнить оценку ущерба биоразнообразию, однако уже сейчас можно сказать, что дополнительные затраты на его возмещение не приведут к существенному удорожанию строительства. В то же время, вопрос о его возмещении является принципиальным, так как эти средства должны быть направлены на сохранение биоразнообразия, в том числе и в рамках ООПТ. Эти расчеты потребуют от инвестора дополнительных затрат, поэтому их целесообразно производить после принятия решения о строительстве.

1.4 Ущерб рыбным ресурсам

Расчеты выполнены в соответствии с утвержденными государственными методиками и ставками. Хотя общий ущерб оказывается заниженным в силу того, что базовые ставки являются необоснованно низкими, это обстоятельство нельзя отнести к недостаткам выполнения ОВОС в данном проекте.

1.5 Ущерб сельскохозяйственным землям

Расчеты выполнены в соответствии с утвержденными государственными методиками.

1.6 Ущерб водным ресурсам

Расчеты выполнены в соответствии с утвержденными государственными методиками и ставками.

1.7 Ущерб лесному хозяйству

В Томе 7 «ОВОС» проведен подробный анализ потерь древесных ресурсов леса ( в натуральных показателях) при отчуждении лесных земель для  строительства нефтепровода. Однако в расчетах потерь лесного хозяйства для Читинской области не учтена плата за изъятие лесного фонда, вследствие чего общая сумма представляется заниженной. По-видимому, это произошло вследствие технической ошибки,  необходимо произвести соответствующую корректировку.

       1.8 Ущерб рекреационным и бальнеологическим ресурсам не оценен вообще.

          Здесь также следует отметить отсутствие государственных методик и достаточной практики проведения таких расчетов России, но это не освобождает хозяйствующий субъект от ответственности за ущерб этим ресурсам (статья 16, п.1 Федерального закона РФ «Об охране окружающей среды»). Экономическую оценку ущерба можно выполнить с использованием различных методик, апробированных в рамках  научных исследований. Основные методики изложены в монографиях

·        Диксон Дж., Скура Л.Ф., Карпентер Р.А., Шерман П.Б. Экономический анализ воздействий на окружающую среду. - М: "Вита" , 2000, 270 с.

·        Медведева О.Е. Применение метода восстановительной стоимости к оценке биологических ресурсов Московского региона. Экономика сохранения биоразнообразия. – М.:  Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ, 1995.

·        Dixon J.A., Sherman P.B.  Economic of Protected Areas, Island, Washington, DC, 1990.

Особое внимание следует уделить ООПТ, где ведется активная рекреационная деятельность, в том числе Тункинскому национальному парку.

Предложение экспертов Проведение расчетов потребует специального исследования, проведения полевых работ, опросов и др. Выполнять его до принятия решений о строительстве вряд ли экономически оправдано, хотя после – необходимо. Поэтому для того, чтобы достигнуть взаимопонимания с местными органами власти и жителями, инвестору рекомендуется принять обязательство о внесении в местные бюджеты компенсационных платежей, размер которого реально сопоставим  с существующими доходами от туризма и который представляется разумным обеим сторонам.

6.2. Общие недостатки принятого в проекте оценочного подхода и предложения по корректировке

Представление полного эколого-экономического ущерба в виде суммы локальных ущербов для каждого вида ресурсов:

где Ui — экономический ущерб, вызванный уничтожением или деградацией i-го природного ресурса, не вполне отвечает современным научным представлениям. В настоящее время  большинство как российских, так и западных специалистов считают, что  необходимо также учитывать ущерб от утраты экологических функций экосистем (так называемые «экологические услуги»), которые не могут быть адекватно представлены как «ущерб ресурсам» и не всегда носят локальный характер. К ним относятся водорегулирующие функции лесных экосистем, водоочищающие функции болот и др.

По этой причине общий ущерб окружающей среде, подлежащий возмещению, является существенно заниженным. В частности, можно оценить экологические функции лесных экосистем по методике, предложенной известной международной группой специалистов в области экологической экономики, изложенной в работе: 

Costanza, R., d’Arge, R., d’Groot, R., Farber, S., Grasso, M., Hannon, B., Limburg, K., Naeem, S., O’Neill, R.V., Paruelo, J., Raskin, R.G., Sutton, P., van den Belt, M., 1997. The value of the world’s ecosystem services and natural capital. Nature 387, 253 – 260.

Результаты расчетов для данного проекта, выполненных экспертом, приведены в таблице:

Таблица 1

 

Иркутская область

Республика Бурятия

Читинская область

Всего

 

Площадь от-чуждения зе-мель лесного фонда, га

497,7

1194

1 710

3401,7

Экономическая оценка утраты экологических функций лес-ных экосистем, долл. США в год

 150 305,4

360 588

516 420

1 027 313,4

          Следует отметить, что приведенные в таблице результаты расчетов – это оценка в первом приближении стоимости экологических функций («экосистемных услуг») лесных земель, которые подлежат отчуждению, выполненная по мировым ценам. Однако по этим расчетам уже можно судить о порядке величин денежных сумм, которые должен возместить хозяйствующий субъект в федеральный бюджеты и бюджеты  субъектов РФ.

          Международная методика, по которой выполнена оценка, не является утвержденной на государственном уровне в России, однако утвержденных методик в настоящее время не существует. Тем не менее, в статье 16, п.1 Федерального закона РФ «Об охране окружающей среды»  указано, что «Негативное воздействие на окружающую среду является платным», а в статье 6 того же закона утверждается, что проведение экономической оценки воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду находится в компетенции органов государственной власти субъектов РФ. Поскольку утрата экологических функций в результате отчуждения лесных земель, несомненно, будет результатом негативного воздействия на окружающую среду, то стоимость этого ущербы может по решению государственных органов субъектов РФ  подлежать возмещению в государственный бюджет.

          Оценка по мировым ценам также представляется оправданной, поскольку большая часть трубопровода пройдет по Байкальской природной территории и Даурскому экорегиону, обладающим объектами природного наследия мирового уровня. 

По этой же причине необходимо произвести экономическую оценку экологических функций степных экосистем. На основании приведенных в томе ОВОС данных, невозможно  произвести ее даже в первом приближении. Однако степные территории  в коридоре нефтепровода занимают существенное место, особенно на территории Читинской области и Агинского Автономного округа, поэтому оценка стоимости их экологических функции и, соответственно, величина соответствующей компенсации в региональные бюджеты должна быть произведена.

          Особого внимания требует экономическая оценка экологических функций  водно-болотных угодий и пойменных земель, которые будут нарушены в результате строительства. В проекте нет полной информации об общей площади таких земель, но, судя по карте, нефтепровод затронет значительные увлажненные территории, в частности в бассейне реки Хилок. Все существующие методики оценки экологических функции наземных экосистем требуют выделения этих земель в отдельную оценочную категорию.

Предложение экспертов. В том ОВОС необходимо добавить раздел о компенсации ущерба за утрату экологических функций лесных экосистем в результате отчуждения лесных земель в объемах, указанных в таблице 1 сроком на 20 лет (минимальных период восстановления экологических функций бореальных лесов). Более точные расчеты должны принимать во внимание характер и сроки планируемого лесовосстановленияи соответствующие ставки дисконтирования.

 Необходимо также включить в компенсационные затраты платежи за ущерб вследствие утраты экологических функций степных экосистем и водно-болотных угодий. Это расчеты потребуют от инвестора дополнительных затрат, поэтому их целесообразно производить после принятия решения о строительстве. Их совокупная величина вряд ли повлияет на решение о строительстве, но соответствующие платежи в местные бюджеты позволят организовать необходимые мероприятия, направленные на системную охрану окружающей среды и проведение независимого мониторинга.

Заключение по разделу.

Необходимо сделать вывод, что общая сумма природно-ресурсных платежей и налоговых, и компенсационных – существенно занижена. По причинам, описанным выше, из имеющейся информации невозможно с достаточной точностью определить, насколько они занижены. Однако очевидно, что после  уточнения суммы природно-ресурсных платежей общие выплаты в региональные и местные бюджеты должны быть по крайней мере на 30% выше заявленной величины

 

6.3. Налог на прибыль, НДС, подоходный налог и ЕСН.

Правила их начисления в проекте указаны правильно, но в расчетах они не выделены и указаны в общей сумме платежей. Более того, платежи не разделены по субъектам РФ, лишь установлено, что «За срок существования Проекта территориальные (местные) бюджеты получат в сумме более 771 млн. USD, их суммарный дисконтированный доход составит 213 млн. USD, федеральный бюджет получит в сумме более 507 млн. USD, суммарный дисконтированный доход составит 122 млн. USD».

Надо, однако иметь ввиду, что в силу относительно небольшого числа создаваемых рабочих мест, доля «налогов на труд» будет незначительной,   налог на прибыль  будет, по-видимому, уплачиваться в том регионе, где будет зарегистрирована управляющая компания, возможно, в Москве. Поэтому основными платежами в бюджеты регионов будут природно-ресурсные платежи – как налогового, так и компенсационного характера.

 

6.4. Финансовая ответственность

Несмотря на то, что вопрос о собственности  на нефтепровод  и об управляющей его эксплуатацией компании еще не решен, необходимо четко описать схему финансовой ответственности за воздействие на окружающую среду. В проекте этот вопрос не затронут вообще. Очевидно, что в строительстве, кроме основного подрядчика будет несколько субподрядчиков, возможно, какие-то мелкие работы будут выполнять местные фирмы и просто ИЧП. В этой ситуации вполне возможны многочисленные экологические нарушения, формальную ответственность за которые будет нести допустившее их юридическое  лицо или частный предприниматель, а не основной подрядчик, и тем более, не компания ЮКОС.

         По опыту строительных работ, можно констатировать, что особенно часто встречаются такие нарушения, как несанкционированные свалки, использование для мытья техники открытых водоемов, хаотическая прокладка  подъездных путей в лесу или степи и т.д. Опыт показывает, что найти виновника таких нарушений не всегда возможно, и ущерб от этих нарушений приходится ликвидировать за счет местных бюджетов или средств местного населения. В случае строительства нефтепровода к этим проблемам могут добавиться случаи некачественного проведения проектных, строительных, монтажных, сварочных и других работ, с негативными экологическими последствиями.

Поэтому необходимо предусмотреть исключительную (субсидиарную) финансовую ответственность компании–владельца трубопровода за негативное воздействие на окружающую среду как во время строительства, так и вовремя эксплуатации нефтепровода.  Тогда  она сама  будет в высшей степени заинтересована в том, чтобы организовать надежный мониторинг качества выполнения работ на всех этапах.

          Из данных, представленных в проекте, невозможно выделить затраты, которые будут направлены на мониторинг, и понять, будут ли они достаточными.  Ясно только, что впоследствии они войдут в тарифы на транспортировку. Однако в случае исключительной ответственности управляющей компании, это вопрос становится второстепенным, так как ущерб от ЧС в работе нефтепровода обойдется компании намного дороже любого мониторинга.

          Для местных властей это означает, что они должны разработать систему оперативной оценки возможных ущербов. Например, вряд ли кто-нибудь сейчас может сказать, как оценить ущерб, например, оттого, что при строительстве был нарушен ландшафт за пределами отчуждаемых под строительство земель. Тем не менее, базовое экологическое законодательство РФ позволяет требовать с виновников компенсацию этого ущерба. Но региональные власти должны подготовить соответствующие нормативные акты.  Если к моменту начала строительства они не будут разработаны, то виноват в том, что подобные нарушения останутся безнаказанными, будет уже не ЮКОС. 

 

          6.5 Риски и экологическое страхование

          В кн. 2 тома 7 довольно тщательно перечислены и оценены все риски. Относительно низкая стоимостная оценка ущерба от последствий разлива нефти связана прежде всего с утвержденными в России ставками платежей за загрязнение. Но надо иметь ввиду, что в них не входит ущерб биоразнообразию и некоторые другие негативные воздействия,  что позволяет на региональном уровне увеличить эти компенсационные платежи, разработав соответствующие методики.

          Однако в томе ОВОС не содержится главного вывода - о затратах на экологическое страхование всего комплекса трубопровода иили отдельных его элементов. Это тем более важно, что далеко не все технические решения проекта бесспорны и неоднозначно оцениваются разными экспертами (См. замечания Р.Штейнера). В силу  экологической значимости ряда природных объектов и особой опасности в случае ЧС целесообразно выделить перечень конструкций, входящих в состав всего комплекса транспортировки нефти, в качестве отдельных объектов экологического страхования. К ним следует отнести

          Переходы через (крупные) реки,  Участки нефтепровода и технологические конструкции, расположенные на экологически чувствительных участках:  в поймах, на болотах, на  ООПТ 

          Только тогда, когда можно будет увидеть, какой объект и на какую сумму застрахован, можно будет судить об эколого-экономической адекватности проекта. Сейчас понять это из проекта невозможно.

          Еще один аспект, никак не отмеченный в проекте – ресурсное и институциональное обеспечение надежности экологического страхования.  Какие страховые компании будут в этом участвовать? Как и кем будет осуществляться  перестраховка?

Процедура выплаты страховой премии нередко требует  времени, а  меры по ликвидации последствий ЧС обычно надо принимать немедленно. Особенно это касается тех случаев, когда речь идет о разливе нефти, пожаре и т.п.

         Поэтому для такого объекта, как нефтепровод, кроме стандартных процедур страхования, необходимо создать гарантийный  фонд, доступ к которому будет возможен немедленно после возникновения ЧС. Его размеры, процедуры пополнения и правила расходования должны быть также прописаны в Проекте.

 

          6. 6. Аудит

          Это вопрос не обсуждается в проекте. Представляется целесообразным проведение экологического аудита сразу после окончания строительства и раз в три года – в период его эксплуатации. Расходы на аудит должны быть выделены отдельной строкой. 

 

          6.7. Затраты на рекультивацию и ликвидацию нефтепровода после окончания срока службы.

         Эти затраты, очевидно, должны быть включены в тарифы по транспортировке, и, возможно, это действительно так. Однако они не выделены из общих расходов, поэтому невозможно определить, являются ли они достаточными для  качественного проведения работ.

Выводы и рекомендации.

         1.Эколого-экономическая оценка ущерба, и следовательно, плата за негативное  воздействие на окружающую среду является заниженной.       

Заниженными являются оценки ущерба

-        недревесным  растительным ресурсам – на 2 порядка

-        ресурсам животного мира – не менее чем в 2 раза

-        лесному хозяйству (порядка 100 млн. руб.)

Не проведены вообще

-        оценка ущерба рекреационным и бальнеологическим ресурсам

-        оценка ущерба от утраты экологических функций наземных и водных экосистем.

           2. Вопросы экологического страхования – ни по объемам, ни по процедурам_ практически не обсуждаются, хотя они являются для данного проекта одними из самых важных и приоритетных

          3. Не рассмотрен вопрос о проведении регулярного экологического аудита, который в данной ситуации абсолютно необходим.

          4. Не выделены из общих расходов затраты на рекультивацию и ликвидацию нефтепровода после истечения срока его службы, поэтому невозможно судить о том, являются ли они достаточными для качественного проведения работ.

         5. Не описана схема финансовой ответственности всех участников проекта за негативное воздействие на окружающую среду.

 

Заключение по разделу.

Таким образом, представленный документ не соответствует принципу «достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу». Эколого-экономическая оценка ущерба, и, следовательно, плата за негативное  воздействие на окружающую среду является заниженной в 3-5 раз. Однако включение полных затрат на компенсацию экологического ущерба в расходную часть проекта не повлияет на устойчивость проекта в целом. С другой стороны, средства от этой компенсации, будучи направленными преимущественно в региональные и местные бюджеты, могут стать существенным ресурсом как для социально-экономического развития, так и для охраны окружающей среды.  Рекомендуем предусмотреть исключительную ответственность компании-владельца нефтепровода за экологических ущерб на всех этапах проекта.

 

 

VII.           Экологическая безопасность.

(Шапхаев С.Г., Штейнер Р.)

Анализ тома 7 «ОВОС», кн.2 «Мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций» показал, что все варианты прокладки маршрута нефтепровода проходят по территории водосборного бассейна озера Байкал и Байкальской природной территории, имеющих в соответствии с федеральными законами «Об охране окружающей среды» и «Об охране озера Байкал» все признаки природного объекта особой охраны.

          По данным разработчиков проектируемая трасса пересекает  133-155 рек и каналов бассейна озера Байкал, восточный вариант трассы спроектирован по территории Байкальского участка Всемирного наследия, и в случае аварии и утечек нефти проектируемый объект будет представлять потенциальную угрозу  Байкальскому участку всемирного наследия (УВН).

          Вероятная частота возникновения аварийных ситуаций на линейной части нефтепровода оценивается разработчиками как «Вероятный отказ», вероятность аварийных утечек нефти   на территории Бурятии - как «средняя» (т.7, кн.2, ч.1, разд.2.3),  категория опасности риска чрезвычайных ситуаций из-за опасных природных явлений оценивается как «Опасный» и «Весьма опасный» (т.7, кн.2,ч.1, разд.5.1.8), и оценка мест наибольшой опасности загрязнения нефтью для части рек, впадающих в Байкал, по результатам моделирования оценивается по характеристике опасности как «очень высокая» или «высокая», табл.6.1-6.3.

          Расчет объемов аварийных утечек при условии выполнения требований регламента эксплуатации нефтепровода дает цифру до 3970 м куб. нефти (табл.2-8, раздел 2.3.2 т.7, кн.2, ч.1) в бассейне озера Байкал (Закаменский район Республики Бурятия).

    Вместе с тем планируемые разработчиками комплекс мер по предупреждению опасного воздействия на уникальную экосистему озера Байкал, включая инженерные мероприятия и финансовое обеспечение  на стадии «Обоснования инвестиций», внушают серьезные опасения   по следующим позициям.

7.1 Основные технологические решения

-         Протяженность надземной прокладки.  Возможно, самый важный нерешенный вопрос по этой проблеме — это достаточно ли планируется километров надземной прокладки — учитывая характеристики вечномерзлых грунтов по трассе российско-китайского трубопровода (РКТ).  В настоя­щее время планируется провести над землей всего 17% маршрута на российском участке трассы. Мы всерьез сомневаем­ся, соответствует ли такое соотношение ис­тинному соотношению типов субстратов вдоль полосы отчуждения под нефтепровод. В ОВОС отсутствует подробный анализ обследова­ния субстратов вдоль всей трассы трубопровода, под­тверждающий выбор способа прокладки (cм. также замечание об учете эоловых процессов по этому же вопросу эксперта Кислициной Л.Б. в разделе IV) .

-         Подземная прокладка трубопровода. Не получили в пол­ной мере обсуждения вопросы закрепления опор, глубины залегания трубы, подготовки грунтов, изоляции трубы и т. д. В ОВОС долж­но содержаться подробное обсуждение устой­чивости грунтов и мерзлотные характеристи­ки по каждому отрезку полосы отчуждения, но этого не представлено. На российском отрезке трассы планируется про­кладывать трубопровод на глубине всего 0,6-1,0 м, и на многих отрезках трассы такое заг­лубление недостаточно (на китайском отрезке трассы заглубление составляет 3,5 м).

         Планируемая глубина залегания трубы (0,6-1,0 м) не кажется доста­точной, может потребоваться специаль­ное охлаждение фундаментов насосных стан­ций, товарных резервуаров и других сооруже­ний. Кроме того,  в нескольких местах в ОВОС указано, что (внешний) диаметр трубы на всей ее протяженности на российском участке будет составлять 1020 мм,  в то же время в других местах говорится, что был выбран "вариант 2.1", предполагающий общий диаметр в 1020 мм, кро­ме отрезка км 153 — км 310, где труба будет иметь диаметр 820 мм, а затем для китайской части трубы выбран "вариант 4", предполагаю­щий диаметр на всей китайской территории 914 мм. Все это требует разъяснения.

- Эффекты глобального потепления климата в течение все­го срока проекта  не учитываются в ОВОС. Эти эффекты могут вызвать протаивание ранее вечномерзлых толщ и по­терю их устойчивости, что неизбежно вызовет просадку труб и повысит риск  аварийных ситуаций.

-         Меры по сейсмической безопасности. Вся трас­са проектируемого нефтепровода пересекает регион, хорошо известный своей высокой сейсмической активностью, а отрезок на первых 740 км классифицируется как сейсмическая зона "повышенной опасности". По имеющимся макросейсмическим и инструментальным данным потенциальная сейсмичность на участках трассы по территории Тункинского и Закаменского района колеблется в пределах 8-10 баллов.

         Для всей китайской части определяются все крупные разломы и связанная с ними сейсми­ческая активность, но для российской части это не сделано достаточно подробно. (см. по этому вопросу замечание эксперта Гусева Ю.П. в разделе V). Очевидно, планируется, что нефтепровод пересечет некоторые разломы под землей, но это остается без объяснений. Это опасно и требует подробного обсуждения. На крупных разломах необходимо, чтобы трубо­провод пересекал эти участки над землей, на рамах и опорах большего размера, позволяю­щих трубе вертикально и горизонтально дви­гаться под влиянием сейсмоволн.

        Конструкция нефтепровода предполагает на некоторых переходах через разломы дополнительное утолщение стенки трубопровода против расчетной в среднем на 2 мм, но, чтобы проверить адекватность этой меры, общественность должна иметь право проверить и подтвердить результаты тести­рования деформации трубопровода, пластич­ности трубы и т. д. Специальные тесты долж­ны доказать, что толщина стенки в 12 мм из марки стали К52-К60 на трубе диаметром 1020 мм при любой температуре позволит под­держать устойчивость трубы при смещениях, ожидаемых при крупнейшем землетрясении.

         И вновь беспокойство вызывает заявление, сде­ланное в ОВОС, что такая марка трубы была выбрана из-за своей относительной дешевизны. Если возможно, следует использовать толщи­ну стенки в 12 мм на всем протяжении трубо­провода, а на местах перехода рек и разломов она должна быть 14 мм. Вероятно, по обеим сторонам перехода активного разлома следует установить задвижки, особенно на тех перехо­дах, которых совпадают с переходами рек, а не на "одной или обеих сторонах", как записа­но в ОВОС.

-         Переходы через реки. Трасса  пересекает 213 рек, крупнейшие из которых Китой, Иркут, Джида, Селенга, Чикой, Хилок, Ингода и Онон. Переходы через эти водотоки и их притоки будут самыми тех­нологически сложными отрезками на всей трассе проектируемого нефтепровода. Если произойдет прорыв трубо­провода в русло крупной реки, результирую­щий разлив приведет к крупному загрязнению (дойдя даже до оз. Байкал), что вызовет гораз­до более обширный, чем обычно, экологичес­кий ущерб.

         Поэтому в ОВОС должны получить подробное обсуждение вопросы заглубления трубы под руслами рек, пригрузки утяжеляю­щими грузами (железобетонными кольцами и балками), конст­рукций для пересечения пойм и долин, уст­ройств противоэрозионного контроля, защиты от механического размывания, повреждения льдами и наледями, устройств контроля за руслообразующими процессами, прежде всего меандрированием (некоторые из рек -такие, как Селенга - могут меандрировать со скоростью 40-60 м в год).

         В ОВОС записано, что водотоки шире 7 м труба может переходить на сваях, однако где это будет — не указано, и это зву­чит просто как выдержка из общего текста об этой проблеме. Наиболее спорным является проектное решение о подземном способе прохождения наиболее крупных рек (методом наклонно-направленного бурения и микротоннелирования), которое подается  как  самое экологически безопасное (см. также замечание геолога А.М. Лихотинова на слушаниях в с. Кырен от 29.07.03г.) . Учитывая сложную геологическую структуру, высокую сейсмичность и вероятность горизонтальных подвижек земной коры  практически вдоль всего  участка проектируемой трассы, многие (если не все) крупные реки было бы безопаснее переходить надземным способом — по мостам, на сваях и т. п. — а не под руслом.

         В ОВОС должен быть по каждой реке представлен анализ водотоков — их гидрологических характеристик, субстра­та, рисков (таких, как разжижение субстрата при сейсмических подвижках), рассмотрены альтернативы перехода и сделаны заключения, какие водотоки безопаснее перейти по мосту, а также дан точный тип конструкции такого моста. Возможно, строители должны усилить стенку трубы, утолщив ее на 2 мм, на всех речных переходах, как на переходах через раз­ломы.

    - Затраты на демон­таж трубопровода (стоимость работ по демонтажу трубы, ее вывозу и рекультивации после на­рушений почвенного покрова) явно в смете не обозначены (см. замечание эксперта  Глазыриной И.П., разд.VI).

    - Оценка снижения качества байкальской воды из-за потери водоформирующих и водоохранных свойств ландшафтов при фрагментации малонарушенных горно-таежных геосистем в результате намечаемой деятельности, особенно на приводораздельных  участках в ОВОС не учитывалось и соответствующая оценка ущерба не проводилась (см. раздел 2 , эксперт Иметхенов А.Б.).

   Примечание.

   Более подробное обсуждение  инженерных и технологических вопросов Строительства нефтепровода Россия-Китай, проведенное экспертом Ричардом Штейнером, профессором Аляскинского университета (США) изложено в Информационном вестнике «Орлинга» № 3, февраль 2003г., изданная региональной общественной организацией «Байкальская экологическая волна», Иркутск, 2003г.-51 с. (Приложение   )

           7.2 Финансовая обеспеченность мер по предупреждению чрезвычайных ситуаций и анализ рисков инвестиционного проекта.

         По предварительным экспертным оценкам не достаточная проектная проработка вышеперечисленных вопросов обеспечения экологической безопасности на этапе «Обоснования инвестиций»  может привести, только за счет увеличения затрат на инженерную защиту трассы нефтепровода, к  удорожанию общей стоимости строительства нефтепровода в 1,5-2,0 раза на российском участке трассы и составит приблизительно до 5,2 млрд. американских долларов.

         Следует отметить, что  при оценке эффективности инвестиционного проекта (Том 6, кн.1, ч.1 «Раздельное строительство-Россия») не в полной мере выполнены рекомендации важного нормативного документа «Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов. (Вторая редакция, исправленная и дополненная), утв. Минэкономики РФ, Минфином РФ и Госстроем РФ  от 21 июня 1999 г. N ВК 477)», в частности, при анализе рисков проекта не учтены социальные и экологические издержки, которые должны были учитываться  при оценке  странового риска (параграф 14.1.1 раздела 14, т.6, кн.1-ч.1).

        Оценка полных социально-экономических эффектов (раздел 15, т.6, кн.1 – ч.1) проведена преимущественно с учетом положительных факторов экономического роста от реализации проекта и не учтены отрицательные эффекты, связанные с потерями рекреационного потенциала,  «кормящих» возможностей ландшафта, традиционных форм хозяйствования, культуры и других негативных явлений, вызванных нарушением среды обитания коренного населения и описанных экспертами в разделах  III, VI.

         Таким образом, общественная (социально-экономическая) эффективность проекта была оценена  однобоко, преимущественно  с учетом интересов только одной стороны – заказчика, в ущерб интересов местного населения и природы. Сказанное целиком распространяется также на параграф 3.14 «Отказ от намечаемой деятельности» раздела3, том7, кн.1, часть 2.3, где весьма односторонне описываются последствия отказа от намечаемой деятельности.

           Существенным, ключевым недостатком  проекта в целом на этапе «Обоснования инвестиций» является недооценка риска потери стратегического ресурса России – запаса пресной воды, которая постоянно воспроизводится в Байкале, благодаря сохранившемся природным ландшафтам, ключевым элементам которых может быть нанесен необратимый урон в случае реализации проекта строительства нефтепровода.

         Без оценки этого риска и создания специальных  методов расчета денежной стоимости экосистемных функций Байкала для нынешних и будущих поколений россиян, возможного ущерба от намечаемой деятельности в результате нарушения этих экосистемных функций, оценить объективно показатели эффективности инвестиционного проекта не представляется возможным. В этой ситуации, с точки зрения соблюдения интересов национальной безопасности России, при обсуждении альтернатив наиболее приемлемым является «нулевой» вариант или отказ от намечаемой деятельности .

Выводы и рекомендации.

1. Планируемые разработчиками комплекс мер по предупреждению опасного воздействия на уникальную экосистему озера Байкал, включая инженерные мероприятия и финансовое обеспечение  проекта на этапе «Обоснование инвестиций», не обеспечивает должный уровень экологической безопасности уникальной экосистемы озера Байкал.

2. Высокие риски загрязнения водотоков Байкала, необратимой деградации ключевых элементов ландшафтов, обеспечивающих воспроизводство байкальских вод, являются неприемлемыми для столь уникального объекта, содержащего 80% запасов поверхностных  пресных вод России, удовлетворяющих международным стандартам питьевой воды, и имеющего высший природоохранный статус Участка всемирного наследия ЮНЕСКО.

Тем самым намечаемая хозяйственная деятельность входит в противоречие с

обязательствами РФ по выполнению Конвенции о всемирном наследии и является основанием для включения Байкальского УВН в «Список всемирного наследия, находящегося под угрозой» на основании статьи 11, пункт 4 «Конвенции о всемирном наследии» и параграфа 83 № (ii) Практического Руководства по применению Конвенции  по Всемирному Наследию.

3. Недостаточная проектная проработка  вопросов обеспечения экологической безопасности на этапе «Обоснования инвестиций»  может привести только за счет увеличения затрат на инженерную защиту трассы нефтепровода к  удорожанию общей стоимости строительства нефтепровода в 1,5-2,0 раза на российском участке трассы и составить приблизительно  5,2 млрд. американских долларов.

4. Реализация намечаемой деятельности противоречит  интересам национальной безопасности Российской Федерации, поэтому при обсуждении альтернатив наиболее приемлемым является «нулевой» вариант или отказ от намечаемой деятельности.

 

VIII.        Общее заключение общественной экологической экспертизы

 

          По результатам проведенной экспертной оценки проекта «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода Россия – Китай» ОАО «НК ЮКОС можно сформулировать следующие общие выводы.

 

Правовые и процедурные вопросы 

         1.Намечаемая деятельность нарушает международные обязательства России в части выполнения Конвенции о всемирном наследии от 1972г. (статья 11 п.4 и параграф 83 № (ii) Практического Руководства по применению Конвенции  по Всемирному Наследию) и ряда международных правовых актов, касающихся законодательных гарантий права коренных народов и местных сообществ на ведение традиционного образа жизни и защиту исконной среды обитания: Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств, статья 1 (ратифицирована РФ Федеральным законом от 18 июня 1998г.), Конвенция о биологическом разнообразии, статьи 8j, 10c (ратифицирована РФ в 1995г.)

          2.Намечаемая деятельность нарушает ряд положений Конституции РФ (ст.69, 71, 72) и Федеральные законы «Об охране окружающей среды» (ст.58,59), «Об особо охраняемых природных территориях»(ст.15),  «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»(ст.5), Национальную стратегию сохранения биоразнообразия России (раздел 3.6), принятую на  Национальном Форуме по сохранению живой природы, Москва, 06. 2001г.

          3. Намечаемая деятельность не согласуется со следующими положениями «Экологической доктрины России», одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2002 г. № 1225-р г. Москва:

   - сокращение в структуре национальной экономики доли предприятий, эксплуатирующих природные ресурсы; развитие наукоемких природосберегающих высокотехнологичных производств;

          - поддержание традиционной экологически сбалансированной хозяйственной деятельности;

    - сохранение и восстановление целостности природных систем, в том числе предотвращение их фрагментации в процессе хозяйственной деятельности при создании гидротехнических сооружений, автомобильных и железных дорог, газо- и нефтепроводов, линий электропередачи и других линейных сооружений;

           - включение в экономические показатели полной стоимости природных объектов с учетом их средообразующей функции, а также стоимости природоохранных (экологических) работ (услуг);

          В то же время отказ от намечаемой деятельности согласуется со следующими положениями «Экологической доктрины РФ»:

         - осуществление в приоритетном порядке учета интересов и безопасности населения при решении вопросов о потенциально опасных производствах и видах деятельности;

         - оценка и снижение экологических рисков здоровья населения;

       4. Раздел 2 «Анализ требований российского и международного законодательства в области охраны окружающей природной среды и использования природных ресурсов», том 7, кн.1, ч.2.3 не соответствует принципам «достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу» (статья 3 ФЗ «Об экологической экспертизе» № 174-ФЗ от 23 ноября 1995г.). 

        5. Компанией не соблюдены сроки  предоставления материалов для ознакомления, не представлены полные и объективные данные об экологической опасности проекта в большинстве мест проведения ОС.

         Компания не обеспечила возможности для подавляющей части местного населения, «на территории которых намечаемая хозяйственная и иная деятельность может оказать воздействие», своевременного получения полной и достоверной информации, нарушив  тем самым принцип достоверности и  полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу(статья 3 ФЗ «Об экологической экспертизе» № 174-ФЗ от 23 ноября 1995г.). 

 

         6. Подавляющее большинство общественности и особенно жителей, на территории которых проект может оказать воздействие, не смогло высказать свое отношение к проекту, тем самым заказчиком не были созданы полноценные условия для выявления общественных предпочтений и не выполнен принцип гласности, участия общественных организаций (объединений), учета общественного мнения при  проведении экологической экспертизы (статья 3 ФЗ «Об экологической экспертизе» № 174-ФЗ от 23 ноября 1995г.). 

          7. В силу многочисленных нарушений процедуры выявления и учета общественных предпочтений, нарушающих основные принципы проведения экологической экспертизы, рекомендовать государственной экологической экспертизе отклонить представленный документ.

 

Воздействие на  биоразнообразие природных объектов международного значения            

           8. На основании проведенного анализа разделов 8, 9 тома 7, кн.1, ч.2.3  полнота выявления прогнозируемого воздействия на окружающую природную среду  в результате осуществления  намечаемых решений представляется не достаточной.

          В частности, не оценены последствия фрагментации уникальных природных комплексов с высоким уровнем биоразнообразия: Тункинских гольцов, входящих в Алтае-Саянский экорегион, и горно-таежных ландшафтов Хамар-Дабана, а также степных экосистем, содержащих ключевые орнитологические территории международного значения.

Тем самым нарушен принцип достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу.

          9. На основании вышесказанного допустимость воздействия и экологически обоснованная возможность реализации объекта экспертизы разработчиками убедительно не доказана. С учетом высказанных замечаний проект рекомендуется  доработать по замечаниям и предложениям и представить повторно на экспертизу.

 

Социальные и этнокультурные аспекты

   10. Проектные материалы на этапе «Обоснования инвестиций» в части влияния намечаемой деятельности на социально-культурную среду местного  населения представлены не полностью и не соответствуют утвержденному ТЗ ОВОС.

          В частности, отсутствует оценка влияния намечаемой деятельности на культуру коренных народностей и определение возможных конфликтных ситуаций, связанных с изменением традиционного образа жизни местного населения вдоль проектируемой трассы нефтепровода, а также обязательства инвестора по ликвидации подобных конфликтных ситуаций (темы  параграфов 1.4.7.1 и 1.4.7.2 ТЗ  ОВОС).

11. Разработчики проекта не предоставили достаточную информацию о социально-экономических условиях  проживания коренных народов и местных сообществ, которая позволила бы объективно оценить их традиционный уклад жизни, культуру и традиционные виды хозяйствования. 

            12. Практически не оценены прогнозируемые воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на традиционный образ жизни и культуру коренного этноса, хотя фактический материал для такой оценки имелся.

   Полноценная оценка влияния изменений исконной среды обитания  и социально -культурной ситуации на развитие этноса  в результате осуществления намечаемой хозяйственной деятельности возможна в рамках этнологической экспертизы, которая должна предшествовать  этапу «Обоснования инвестиций».

 

13. Малообоснованным представляется вывод разработчиков о том, что «нарушение сложившегося образа жизни будет носить временный и обратимый характер», а «негативных видов воздействия на социальную среду не прогнозируется».

 

Эколого-экономические аспекты          

          14.Эколого-экономическая оценка ущерба, и следовательно, плата за негативное  воздействие на окружающую среду является заниженной.      

Заниженными являются оценки ущерба

-        недревесным  растительным ресурсам – на 2 порядка

-        ресурсам животного мира – не менее чем в 2 раза

-        лесному хозяйству (порядка 100 млн. руб.)

Не проведены вообще

-        оценка ущерба рекреационным и бальнеологическим ресурсам

-        оценка ущерба от утраты экологических функций наземных и водных экосистем.

         15. Вопросы экологического страхования – ни по объемам, ни по процедурам_ практически не обсуждаются, хотя они являются для данного проекта одними из самых важных и приоритетных

           16. Не рассмотрен вопрос о проведении регулярного экологического аудита, который в данной ситуации абсолютно необходим.

           17. Не выделены из общих расходов затраты на рекультивацию и ликвидацию нефтепровода после истечения срока его службы, поэтому невозможно судить о том, являются ли они достаточными для качественного проведения работ.

           18. Не описана схема финансовой ответственности всех участников проекта за негативное воздействие на окружающую среду.

Заключение по разделу.

Таким образом, представленный документ не соответствует принципу «достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу». Эколого-экономическая оценка ущерба, и, следовательно, плата за негативное  воздействие на окружающую среду является заниженной в 3-5 раз. Однако включение полных затрат на компенсацию экологического ущерба в расходную часть проекта не повлияет на устойчивость проекта в целом. С другой стороны, средства от этой компенсации, будучи направленными преимущественно в региональные и местные бюджеты, могут стать существенным ресурсом как для социально-экономического развития, так и для охраны окружающей среды.  Рекомендуем предусмотреть исключительную ответственность компании-владельца нефтепровода за экологических ущерб на всех этапах проекта.

 

Экологическая безопасность  

19. Не проведена в достаточной мере оценка воздействия на источники водоснабжения населенных пунктов (как поверхностных вод, так и подземных) в результате антропогенного нарушения водотоков при пересечении их нефтепроводом на этапе строительства и эксплуатации. Соответственно не оценены ущерб и компенсации населению от намечаемой деятельности.

20. Не проведена оценка воздействия на качество вод Байкала  антропогенного нарушения водотоков при пересечении их нефтепроводом на этапе строительства и эксплуатации. Не оценены ущерб и компенсации  от намечаемой деятельности в результате ухудшения качества вод Байкала.

21. Не оценен ущерб водным объектам, включая экосистему Байкала, в результате утечек  и катастрофических разливов нефти. Соответственно не оценен возможный ущерб и ответственность со стороны заказчика проекта.

       При планировании инженерной защиты трассы нефтепровода от опасных геологических процессов и дополнительных мероприятий в сложных условиях  прокладки трассы не учтены экзогенные процессы и экологические функции   верховых болот. Учет этих факторов потребует существенного увеличения надземного участка прокладки трассы.

      22. В силу недостаточной полноты выявления прогнозируемого воздействия на окружающую природную среду  в результате осуществления  намечаемых решений, существенных пробелов при определении достаточности предусмотренных мер по обеспечению экологической безопасности нарушены принципы полноты и достоверности информации,  гласности, участия общественных организаций и учета общественного мнения при проведении экологической экспертизы.    

       23. На основании принципа презумпции экологической опасности, допустимость воздействия и экологически обоснованная возможность реализации объекта экспертизы,  не может быть признана целесообразной, на основании чего представленный проект рекомендуется отклонить.

       24. Планируемые разработчиками комплекс мер по предупреждению опасного воздействия на уникальную экосистему озера Байкал, включая инженерные мероприятия и финансовое обеспечение  проекта на этапе «Обоснование инвестиций», не обеспечивает должный уровень экологической безопасности уникальной экосистемы озера Байкал.

       25. Не достаточная проектная проработка  вопросов обеспечения экологической безопасности на этапе «Обоснования инвестиций»  может привести только за счет увеличения затрат на инженерную защиту трассы нефтепровода к  удорожанию общей стоимости строительства нефтепровода в 1,5-2,0 раза на российском участке трассы и составить приблизительно  5,2 млрд. американских долларов.

      26. Высокие риски загрязнения водотоков Байкала, необратимой деградации ключевых элементов ландшафтов, обеспечивающих воспроизводство байкальских вод, являются неприемлемыми для столь уникального объекта, содержащего 80% запасов поверхностных пресных вод России, удовлетворяющих международным стандартам питьевой воды, и имеющего высший природоохранный статус Участка всемирного наследия ЮНЕСКО.

Тем самым намечаемая хозяйственная деятельность входит в противоречие с обязательствами РФ по выполнению Конвенции о всемирном наследии и является основанием для включения Байкальского УВН в «Список всемирного наследия, находящегося под угрозой» на основании статьи 11, пункт 4 «Конвенции о всемирном наследии» и параграфа 83 № (ii) Практического Руководства по применению Конвенции  по Всемирному Наследию.

        27. Реализация намечаемой деятельности противоречит  интересам национальной безопасности Российской Федерации, поэтому при обсуждении альтернатив наиболее приемлемым является «нулевой» вариант или отказ от намечаемой деятельности.

        28. Все вышесказанное свидетельствует о   нарушении    основных принципов экологической экспертизы - принципа достоверности и полноты  предоставляемой информации, принципа гласности, участия общественных организаций (объединений), учета общественного мнения при проведении  экологической экспертизы. На основании представленных проектных материалов оценить допустимость воздействия и экологически приемлемую  реализацию объекта экспертизы не представляется возможным. Поэтому в соответствии с принципом презумпции экологической опасности проекта, эксперты   при проведении общественной экологической экспертизы, считают необходимым отклонить представленный документ.

 

         На основании всего вышеизложенного экспертная комиссия рекомендует:

Голосами трех экспертов: Глазырина И.П., Иметхенов А.Б., Трушкин В.В. данный проект «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода Россия – Китай» ОАО «НК ЮКОС доработать  по замечаниям и предложениям и представить повторно на экспертизу.             

        Большинством голосов (восемь из 11) данный проект «Обоснование инвестиций строительства нефтепровода Россия – Китай» ОАО «НК ЮКОС», отклонить на основании заключений  большинства экспертов общественной экологической экспертизы.

 

Председатель экспертной комиссии                                     Игнатович В.И.

 

Ответственный секретарь комиссии                                      Аносова Г.Б.

 

Члены комиссии:                                                                      Шапхаев С.Г.

                                                                                                     

                                                                                                    Иметхенов А.Б.

                                                                                                    

                                                                                                    Жуковская Н.Л.

 

                                                                                                     Штейнер Р.

 

                                                                                                     Глазырина И.П.

 

                                                                                                     Гусев Ю.П.

 

                                                                                                     Кислицина Л.Б.

 

                                                                                                     Трушкин В.В.

 

                                                                                                     Хайдурова Н.С.       

 

      г. Улан-Удэ                                                                                    05 03 2003г                      

Приложения: (публикуется без приложений)

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ
Проекты ЭКОМ:
Совещание по переспективам общественной экспертизы и слушаний
Библиотека заключений общественной экологической экспертизы
Публикации:
07.05.2013 - Заключение общественной экологической экспертизы
22.08.2011 - Заключение ОЭЭ по проекту Комплекса по переработке и размещению отходов Санкт-Петербурга в Тосненском районе
28.10.2007 - Краткое изложение заключения ОЭЭ проекта III-очереди строительства Западного скоростного диаметра
24.10.2007 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы проектной документации проекта III-очереди строительства Западного Скоростного Диаметра (от транспортной развязки с Богатырским пр. до транспортной развязки с авт. дорогой на Е-18)
15.07.2006 - Будущее общественной экологической экспертизы: инструмент сведения счетов или развития гражданского общества?
12.07.2006 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов проекта «Ресторан быстрого питания «Блин-Дональт'с» (полный вариант)
02.12.2005 -
24.12.2004 - Экспертное заключение по материалам рабочего проекта завода "Этикетка"
04.04.2004 - Заключение ОЭЭ по проекту Низконапорного гидроузла на реке Волге выше Нижнего Новгорода, совмещенного с мостовым переходом
10.03.2004 - Заключение ОЭЭ по проекту "Пробивка Витебского проспекта" (полн.)
25.11.2003 - Различные варианты соотношения общественных слушаний и общественной экологической экспертизы
02.09.2003 - Барьеры для общественного участия и направления развития механизмов участия
07.08.2003 - Примеры нарушения экологического законодательства, связанные с подготовкой и проведением общественных слушаний по ОВОС проектов строительства магистральных трубопроводов.
30.07.2003 - Описание общественной экологической экспертизы Обоснования инвестиций строительства 2-ой очереди ОАО «Саяногорский алюминиевый завод» (2002-03)
29.07.2003 - Общественное обсуждение проекта строительства нефтепровода «Россия-Китай» на этапе обоснования инвестиций» (заказчик ОАО НК «ЮКОС») (2002-03)
28.07.2003 - Общественная экологическая экспертиза ВЗПИ (2002-03)
27.07.2003 - Заявление о регистрации общественной экологической экспертизы
27.07.2003 - Положение Kемеровской области «Об общественной экологической экспертизе». Проект.
27.07.2003 - Регламент проведения общественной экологической экспертизы
27.07.2003 - Техническое задание на проведение общественной экологической экспертизы обоснования инвестиций проекта второй очереди строительства ОАО "Саяногорский алюминиевый завод"
27.07.2003 - Заключение по разделу "оценка воздействия на биологическое разнообразие"
27.07.2003 - Заключение по разделу "оценка воздействия на здоровье населения"
26.07.2003 - Краткое изложение заключения общественной экологической экспертизы материалов «Обоснование инвестиций строительства 2-ой очереди ОАО «Саяногорский алюминиевый завод».
26.07.2003 - Этапы инвестиционного проекта (ИП)
26.07.2003 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов «Обоснование инвестиций строительства 2-ой очереди ОАО «Саяногорский алюминиевый завод». Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС)»
20.07.2003 - Сводное заключение Общественной экологической экспертизы по материалам "Методического руководства по ведению лесного хозяйства и лесопользованию в бассейне р. Самарга"
07.05.2003 - Формат описания общественных слушаний
02.05.2003 - Формат описания примеров общественной экологической экспертизы
31.01.2003 - Заключение экспертной комиссии общественной экологической экспертизы материалов обоснования инвестиций и ОВОС Всеволожского завода прокатных изделий (ВЗПИ) в промзоне “Кирпичный завод” Всеволожского района Ленинградской области
12.12.2002 - Решение Закаменского районного суда Республики Бурятия
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Copyright ©2004-2019 ЭКОМ. Все права защищены.
return_links(); ?>