Rambler's Top100
Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей Центр экспертиз ЭКОМ РОО Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей
Что есть на сайте    журналистам   специалистам   студентам   гражданам   друзьям   прочее
Гражданские конференции
Общественная экологическая экспертиза
Административные общественные слушания
Общественное обсуждение градостроительных проектов
Разработка проектов нормативных актов
Мониторинг правоприменения
Доступ к правосудию
Другие технологии общественного участия
Индикаторы общественного участия
Библиотека Центра ЭКОМ
О нас
Наши партнёры
Проекты ЭКОМ
  Актуальная кампания:

СПАСТИ СЕСТРОРЕЦКИЙ БЕРЕГ!

РАЗВИТИЕ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ПЕТЕРБУРГА

 Подписка на новости
Подпишитесь на рассылку коротких сообщений о новых материалах на сайте
E-mail:
Посмотреть архив сообщений
  Сохранить ссылку:
Начало : : Новости : Заключение комиссионной историко-культурной археологической экспертизы
    ПОДРАЗДЕЛЫ
Заключение комиссионной историко-культурной археологической экспертизы

На основании Определения о назначении комиссионной историко-культурной археологической экспертизы от 16 февраля 2010 г., вынесенного Куйбышевским районным судом Санкт-Петербургским по гражданскому делу № 2-737/10 назначенными экспертами:

Бельским Станиславом Викторовичем, старшим лаборантом Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, образование высшее, историческое (археология), стаж работы по специальности 12 лет 

Герасимовым Дмитрием Владимировичем, научным сотрудником Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, образование высшее, историческое (археология), стаж работы по специальности 15 лет 

Иоаннисяном Олегом Михайловичем, заведующим Сектором архитектурной археологии Государственного Эрмитажа, доцентом Санкт-Петербургского государственного университета, образование высшее историческое (история искусств), кандидат исторических наук (специальность 07.00.06 – археология), стаж работы по специальности 35 лет 

Лесманом Юрием Михайловичем, старшим научным сотрудником Государственного Эрмитажа, образование высшее техническое (ЭВМ), кандидат исторических наук (специальность 07.00.06 – археология), стаж работы по специальности 29 лет 

Мазуркевичем Андрем Николаевичем, старшим научным сотрудником, главным хранителем Отдела археологии Восточной Европы и Сибири Государственного Эрмитажа, образование высшее историческое (археология), стаж работы по специальности 27 лет 

Саксой Александром Ивановичем ведущим научным сотрудником Института истории материальной культуры РАН, доцентом Университета Йоенсуу (Восточно-финский университет), образование высшее историческое (археология), доктор исторических наук (специальность 07.00.06 – археология), доктор философии (Университет Йоенсуу), стаж работы по специальности 32 года. 

Шмелевым Кириллом Владимировичем, научным сотрудником Лаборатории археологии, исторической социологии и культурного наследия Факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета, образование высшее (археология), стаж работы по специальности 12 лет. 

Шуньгиной Светланой Евгеньевной археологом ОАО «Санкт-Петербургского Научно-исследовательского и проектного института по реставрации памятников истории и культуры “ НИИ Спецпроектреставрация”», образование высшее историческое (история), стаж работы по специальности 17 лет. 

была произведена комиссионная историко-культурная археологическая экспертиза следующих предоставленных судом материалов гражданского дела № 2-737/10: 

материалы дела № 2-737/10 в одном томе;

приложения:

Краткий научный отчет по теме “Охранные археологические исследования на территории предполагаемого строительства по адресу: Красногвардейская площадь, д. 2” в 2006-2008 гг. Санкт-Петербург. 2008. (включен также в том дела на лл. 230-238);

Краткий технический отчет по теме “Охранные археологические исследования на территории предполагаемого строительства по адресу: Красногвардейская площадь, д. 2” в 2006-2009 гг. Санкт-Петербург. 2009.

Предварительный краткий технический отчет по теме “Охранные археологические исследования на территории предполагаемого строительства по адресу: Красногвардейская площадь, д. 2” в 2006-2009 гг. Раскопы 10, 11, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 5.1, 6.1, 7.1, 7.2, 14.1. Санкт-Петербург. 2009.

Выписка из протокола № 13 заседания Отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН от 12 ноября 2008 г.

Выписка из протокола заседания Сектора архитектурной археологии Государственного Эрмитажа от 18 ноября 2008 г.

Письма Северо-западного научно-исследовательского института культурного и природного наследия в адрес председателя КГИОП Санкт-Петербурга В.А. Дементьевой, руководителям Управления Росохранкультуры по Северо-западному федеральному округу В.А. Калинину и Н.Г. Поддубной, Генеральному директору ООО «Общественно-деловой центр “Охта”» Н.Т. Танаеву от 29.07.2008, 7.04.2009, 4.05.2009, 14.06.2009, 5.10.2009 с приложениями.

Отзыв на заявление о признании незаконным решения (действий) КГИОП от 07.09.2009, подписанный заместителем председателя КГИОП А.А. Разумовым с приложениями.

 Экспертиза начата 15 марта 2010 г. в 10.00.

Экспертиза окончена 22 июля 2010 в 14.00.

Заключение экспертов изложено на 145 листах, в том числе 81 лист основного текста и 5 приложений на 64 листах.

 

Судом на разрешение экспертов поставлены следующие вопросы.

  1. Какие объекты были обнаружены в ходе археологических исследований, проведенных в с 2006 по 2009 годы на территории выявленного объекта культурного наследия «Охта 1 (Ниеншанц)», расположенного по адресу Санкт-Петербург, Красногвардейская пл. д.2 (в границах установленной учетной карточками от 20 мая 2003 года и 30 марта 2009 года)?
  2. Если – да, то обладают ли эти объекты признаками объекта культурного наследия по смыслу, определенному ч.1 ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»? Какими конкретно признаками (возникшие в результате исторических событий, представляющих собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющимися свидетельством эпох и цивилизаций, подлинным источником информации о зарождении и развития культуры)?
  3. К какому виду объектов культурного наследия, из перечисленных в ч. 1. ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (памятник, ансамбль, достопримечательное место) относятся эти объекты в целом и по отдельности?
  4. Располагаются ли эти объекты (части объектов) на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года? Если – да, то какие конкретно объекты и в какой своей части? Какие объекты (части объектов) располагаются в пределах границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года?
  5. Какова степень сохранности объектов, обнаруженных на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года? Позволяет ли степень их физической сохранности обеспечить их сохранение в существующем виде на месте их обнаружения? Необходимо ли для этого применение специальных методик и каких именно? Имеется ли в настоящее время утрата или угроза утраты данных объектов?
  6. Исходя из особенностей объектов и степени их сохранности, в какой форме возможен к ним доступ? Имеется ли различие доступа к объектам, расположенным на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника и к объектам, на территории, оставшейся в пределах границ памятника?
  7. Полностью ли завершены археологические раскопки выявленного объекта культурного наследия «Охта 1 (Ниеншанц)» на территории исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года?
  8. Если археологические раскопки произведены не полностью, обладают ли оставшиеся не исследованными участки культурного слоя на данной территории, признаками объекта культурного наследия, перечисленными в ч.1 ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»?

 

ВЫВОДЫ

 

1. Какие объекты были обнаружены в ходе археологических исследований, проведенных в период с 2006 по 2009 годы на территории выявленного объекта культурного наследия “Охта I (Ниеншанц)”, расположенного по адресу Санкт-Петербург, Красногвардейская пл. д. 2 (в границах территории, установленной учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г.)?

В ходе археологических исследований, проведенных в период с 2006 по 2009 годы на территории выявленного объекта культурного наследия «Охта I (Ниеншанц)», расположенного по адресу Санкт-Петербург, Красногвардейская пл. д. 2 (в границах территории, установленной учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г.) были обнаружены следующие объекты:

1.  стоянки эпох неолита – раннего металла (5-3 тыс. до н. э.) и следы обитания в эпоху бронзы и раннего железного века;

2.  древние поселения мысового городища новгородского времени и крепости Ландскрона;

3.  фортификационные сооружения городища новгородского времени (рвы);

4.  фортификационные сооружения крепости Ландскрона 1300-1301 гг. (рвы, вал, сруб деревянной крепостной башни);

5.  древнее поселение крепости Ниеншанц XVII в.;

6.  фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1611-1650-х гг. (рвы);

7.  фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг. (рвы, валы и бастионы), остатки каменной постройки, и деревянных сооружений Ниеншанца.

8.  На территории, определенной в качестве местонахождения объекта культурного Списком вновь выявленных объектов культурного наследия, утвержденным приказом от 10 мая 2001 г., но находящейся за пределами территории, определенной Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г. еще в 1993 г. выявлен могильник XVI – XVII вв.

 

2. Если – да, то обладают ли эти объекты признаками объекта культурного наследия по смыслу, определенному ч.1 ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»? Какими конкретно признаками (возникшие в результате исторических событий, представляющих собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющимися свидетельством эпох и цивилизаций, подлинным источником информации о зарождении и развития культуры).

Все перечисленные восемь объектов обладают признаками объекта культурного наследия:

Стоянки эпох неолита – раннего металла: представляют ценность с точки зрения археологии, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры.

Древние поселения мысового городища новгородского времени и крепости Ландскрона: возникшие в результате исторических событий Ландскрона), представляет ценность с точки зрения истории, археологии, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

Фортификационные сооружения городища новгородского времени: представляют ценность с точки зрения археологии, архитектуры, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

Фортификационные сооружения крепости Ландскрона: возникшие в результате исторических событий, представляют ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

Древнее поселение крепости Ниеншанц XVII в.: возникшие в результате исторических событий, представляют ценность с точки зрения истории, археологии, градостроительства, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

Фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1611-1650-х гг.: возникшие в результате исторических событий, представляют ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

Фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг. остатки каменной постройки, деревянных сооружений Ниеншанца: возникшие в результате исторических событий, представляют ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

Могильник XVI – XVII вв.: представляет ценность с точки зрения истории, археологии, градостроительства, антропологии, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о развитии культуры.

 

3. К какому виду объектов культурного наследия, из перечисленных в ч. 1. ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (памятник, ансамбль, достопримечательное место) относятся эти объекты в целом и по отдельности.

Вся территория Охтинского мыса со всеми расположенными здесь объектами относится в соответствии с ч. 1 ст.3 ФЗ № 73 от 25.06.2002 «Об объектах культурного наследия …» к категории «достопримечательное место».

Все восемь выявленных на том же мысу объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия:

стоянки эпох неолита – раннего металла;

древние поселения мысового городища новгородского времени и крепости Ландскрона;

фортификационные сооружения городища новгородского времени;

фортификационные сооружения крепости Ландскрона;

древнее поселение крепости Ниеншанц XVII в.;

фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1611-1650-х гг.;

фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг. остатки каменной постройки;

могильник XVI – XVII вв.

относится к категории памятники, являясь объектами археологического наследия.

В то же время четыре из них:

фортификационные сооружения городища новгородского времени;

фортификационные сооружения крепости Ландскрона;

фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1611-1650-х гг.;

фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг. и остатки каменной постройки

являются также памятниками архитектуры.

Деревянные постройки и сооружения Ланскроны и Ниеншанца нуждаются в безотлагательной консервации и передаче в государственный музейный фонд.

 

4. Располагаются ли эти объекты (части объектов) на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Если – да, то какие конкретно объекты и в какой своей части? Какие объекты (части объектов) располагаются в пределах границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года.

Да, семь из восьми расположенных на территории Охтинского мыса объектов, обладающие признаками объектов культурного наследия, в значительных своих частях располагаются на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Восьмой объект – могильник располагается на территории находящейся вне границ, установленных Учетными карточками и от 20 мая 2003 г., и от 30 марта 2009 г., и от 21 августа 2009 года, но определенной в качестве местонахождения объекта культурного наследия «Списком вновь выявленных объектов культурного наследия», утвержденным приказом от 10 мая 2001 г.

Стоянки эпох неолита – раннего металла зафиксированы раскопами и шурфами фактически на всей территории Охтинского мыса по адресу Красногвардейская пл. 2, где поиск слоев этого времени производился  на площади около 50000 кв. м. Они размещаются, в частности, и на всей территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года (из них исследовано раскопками около 5320 кв. м). В границах, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, слои стоянок, судя по представленным в отчетах данным, не зафиксированы. Таким образом, границах, установленных  Учетной карточкой от 21 августа 2009 года, объект “стоянки эпох неолита – раннего металла” фактически не располагается.

Древнее поселение мысового городища новгородского времени выявлен в настоящее время только на территории, исключенной вследствие корректировки «границ территории памятника», установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 г., но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г.

Древнее поселение крепости Ландскрона, располагавшееся на территории самой крепости (включая ее укрепления), зафиксировано в настоящее время только на территории, исключенной вследствие корректировки «границ территории памятника», установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 г., но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г. Культурный слой этого времени частично исследован раскопами 2007-2009 гг., но сохраняется как на не раскопанных участках, так и на участках, где сооружения Ниеншанца и Ландскроны были законсервированы. Не исключено, что западная часть крепости сохранилась на западном участке, определенного как территория объекта в Учетной карточке от 21 августа 2009 г.

Фортификационные сооружения мысового городища новгородского времени зафиксированы в настоящее время исключительно на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года.

Фортификационные сооружения крепости Ландскрона, зафиксированные в настоящее время, располагаются исключительно на территории, исключенной вследствие корректировки «границ территории памятника», установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 г., но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г. Не исключено, что нижние части рвов сохранилась на западном участке территории, определенной как территория объекта в Учетной карточке от 21 августа 2009 г.

Древнее поселение крепости Ниеншанц XVII в. – более 80% площади поселения располагается на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Из этих более чем 80 % более 20% не исследовалось раскопками. В пределах границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года осталось менее 20% территории объекта – его периферийный участок с западной стороны и небольшие фрагменты на юге и востоке.

Фортификационные сооружения Ниеншанца 1611-1650-х гг. зафиксированы исключительно на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 г., но ранее находившейся в границах, установленных Учетной карточкой от 20 мая 2003 г. и от 30 марта 2009 г. Судя по общему плану крепости, остальные участки укреплений могли находиться как на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетной карточкой от 20 мая 2003 года и 30 марта 2009 года, так и на участке оставшемся в границах, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года – в западной части, находящейся под Малоохтинской наб. р. Невы. Однако археологические исследования в этой части Ниеншанца не производились, а археологические слои там, судя по современному рельефу, в значительной мере уничтожены.

Фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг., а также сохранившиеся части каменной постройки в основной своей части размещаются на территории участка в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года (кроме рвов крепости с южной стороны). Укрепления крепости Ниеншанц примерно на 70% своей площади располагаются на территории, исключенной в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Выявленные при раскопках и законсервированные остатки большой каменной постройки расположены на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. В пределах границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, располагаются лишь около 30 % площади фортификационных сооружений крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг.: западная часть (9546 кв. м) – место Малого равелина, бастиона Гварн и западной части Гельмфельтова бастиона, а также незначительные участки (шпицы) Большого равелина с южной стороны крепости (площадью 56,3 кв. м.), но без рвов с южной стороны крепости, и Мертвого бастиона с восточной стороны (площадью 396,4 кв. м). Южный и, особенно, западный участки расположены на территории, где, судя по современному рельефу, слои в значительной мере уничтожены.

 

5. Какова степень сохранности объектов, обнаруженных на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Позволяет ли степень их физической сохранности обеспечить их сохранение в существующем виде на месте их обнаружения. Необходимо ли для этого применение специальных методик и каких именно. Имеется ли в настоящее время утрата или угроза утраты данных объектов.

Стоянки эпох неолита-энеолита зафиксированы на всей на всей территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. К концу 2009 г. на этой территории культурный слой эпохи неолита – раннего металла подвергнут археологическим раскопкам и физически уничтожен на площади около 5320 кв. м. На остальной площади, за исключением локальных повреждений, площадь которых можно точно установить лишь в процессе раскопок, они на сегодняшний день сохраняются. Степень их физической сохранности позволяет обеспечить их сохранение в существующем виде (с обеспечением сохранения органических артефактов) на месте их обнаружения при условии поддержания гидрорежима в состоянии, существенно не отличающемся от современного. В настоящее время (при условии непроведения дальнейших строительных работ на участке) специальных методик для этого не требуется. Основной угрозой объекту является план строительства на территории Охтинского мыса сооружений, имеющих подземные части, заглубленные ниже отметок 260 по Балтийской системе. Утратой объекта в этом случае будут и полные спасательные раскопки культурного слоя по всей площади (эта процедура в исключительных случаях и допускается в соответствии с п. 2 ст. 40 ФЗ № 73 от 25.06.2002), особенно если они будут производиться методами надзора за земляными работами или методом раскопок, но без учета специфики культурного слоя памятника (в частности, горизонтальными пластами, не соответствующими древнему рельефу участка).

Древние поселения мысового городища новгородского времени и крепости Ландскрона. Культурный слой мысового городища новгородского времени и Ландскроны до раскопок сохранялся фрагментарно на всей территории исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. На участках, исследованных раскопками, он фактически утрачен в их процессе. Единственным способом сохранения культурного слоя в существующем виде на месте обнаружения является ограничение земляных работ (включая раскопки). Это не требует применения специальных методик. Основной угрозой объекту является строительство сооружений, имеющих подземные части. Утратой объекта в этом случае будут и тотальные раскопки культурного слоя, хотя эта процедура в исключительных случаях и допускается в соответствии с п. 2 ст. 40 ФЗ № 73 от 25.06.2002.

Фортификационные сооружения мысового городища новгородского времени выявлены в виде двух линий рвов протяженностью около 80 м., шириной 2 м и 4 м, глубиной до 2,5 м. Они зафиксированы в настоящее время только на территории, исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Почти на всем протяжении, где рвы были зафиксированы, они законсервированы засыпкой. Их физическая сохранность позволяет обеспечить сохранение в существующем виде на месте обнаружения. Учитывая небольшую мощность, осуществленная консервация достаточна для их сохранения и специальные методики для их сохранения не требуются. В случае принятия решения об их музеефикации необходима разработка соответствующей проектно-реставрационной документации специализированными реставрационными научно-исследовательскими и проектными организациями. Для музеефикации методы консервации земляных рвов базируются на искусственной одерновке их склонов (при необходимости в сочетании с дополнительным укреплением), что не выходит за рамки хорошо известных и широко применяемых методов укрепления дерновых склонов (подробнее см. ПРИЛОЖЕНИЕ 1). Зафиксированные к настоящему времени утраты рвов связаны с последовавшим за временем сооружения этих укреплений хозяйственным освоением участка, (начиная со строительства в 1300 г. крепости Ландскрона). На исследованном участке утраты незначительны (в сравнении с обычными для укреплений раннесредневековых городищ). Основной угрозой объекту является предполагаемое строительство на месте рвов современных сооружений, имеющих подземные части в местах нахождения рвов или их снос при иных земляных работах (включая и раскопки на снос участка их размещения в целях исследования нижележащих слоев стоянки. Угрозой сохранности рвов на пока не исследованных участках являются также раскопки самих рвов, если они будут производиться без учета их специфики как памятников земляной архитектуры – с выборкой поздних перекопов, что грозит обрушением сохранившихся участков рвов вдоль краев этих перекопов.

Фортификационные сооружения крепости Ландскрона выявлены в настоящее время исключительно на территории, исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Остатки вала крепости с внутренними деревянными конструкциями в месте обнаружения сохранялись фрагментарно и были раскопаны на снос. Две линии рвов сохранились на протяжении около 240 м и 255 м, они имеют ширину около 10 м и 15 м сохраняются на глубину до 3-х м. В настоящее время рвы законсервированы путем обратной засыпки, а древние деревянные конструкции, укреплявшие склоны рвов в нижних их частях в процессе раскопок разобраны. Сохранилось основание деревянной башни крепости размерами 5,5 х 5,5 м и высотой 4 м. Физическая сохранность рвов позволяет обеспечить их сохранение в существующем виде на месте их обнаружения. На данный момент консервация рвов, выполненная методом обратной засыпки, носит предварительный характер. Для дальнейшей консервации рвов (в случае принятия соответствующих решений), ориентированной на долговременное (вплоть до неограниченного времени) сохранение объекта в засыпанном состоянии необходимо проконтролировать плотность грунта и, в случае необходимости, произвести дополнительные подсыпки с учетом усадок (для проведения этих работ необходима разработка соответствующей проектно-реставрационной документации специализированной реставрационной научно-исследовательской и проектной организацией). В случае принятия решения о консервации рвов с целью музеефикации также необходима разработка соответствующей проектно-реставрационной документации специализированными реставрационными научно-исследовательскими и проектными организациями. Для музеефикации методы консервации земляных рвов базируются на искусственной одерновке их склонов (при необходимости в сочетании с дополнительным укреплением), что не выходит за рамки хорошо известных и широко применяемых методов укрепления дерновых склонов (подробнее см. ПРИЛОЖЕНИЕ 1). Сохранность рвов и валов на пока не исследованных участках можно оценить лишь по аналогии с исследованными участками. Сохранение обнаруженной части деревянной башни крепости может быть обеспечено лишь путем консервации методом стабилизация древесины полиэтиленгликолями (список литературы п см. в ПРИЛОЖЕНИИ 3) с размещением ее после этого или в специально оборудованном павильоне на месте обнаружения, или в музее. И то, и другое предполагает перевод ее в категорию культурных ценностей и передачу в государственный музейный фонд. В настоящее время остатки деревянной башни временно законсервированы методом засыпки, что без принятия специальных мер по ее сохранению в течение нескольких ближайших лет приведет к ее разрушению. Зафиксированные в ходе раскопок утраты рвов крепости Ландскрона связаны с хозяйственным освоением мест их расположения на протяжении XVII-XX веков (начиная со строительства Ниеншанца). На исследованном участке утраты не столь значительны, чтобы разрушить целостное восприятие объекта и не выходят за рамки обычных (в сравнении с характерными для укреплений других средневековых городищ) утрат, которые исторически наносились памятникам средневековой земляной и дерево-земляной фортификационной архитектуры в процессе их многовекового существования. Утраты валов крепости Ландскрона более существенны по сравнению с утратами ее рвов и в настоящее время валы сохраняются лишь фрагментарно. Основной угрозой объекту является предполагаемое строительство на месте рвов крепости Ландскрона современных сооружений, имеющих подземные части в местах нахождения рвов, или их снос при иных земляных работах (включая и раскопки на снос участка их размещения в целях исследования нижележащих слоев стоянки. Угрозой сохранности рвов на пока не исследованных участках являются также раскопки самих рвов, если они будут производиться без учета их специфики как памятников земляной архитектуры – с выборкой поздних перекопов, что грозит обрушением сохранившихся участков рвов вдоль краев этих перекопов и послойными раскопками на участках, где они расположены, без учета профиля фортификаций.

Могильник XVI – XVII вв. Могильник находится вне границ объекта культурного наследия, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 г., 30 марта 2009 г. и 21 августа 2009 г.

Древнее поселение – крепость Ниеншанц XVII в. Культурный слой крепости Ниеншанц на исследованных раскопками участках сохранялся пятнами, размещающимися по всей территории, исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Во многих местах он был уничтожен ранее в процессе хозяйственной деятельности с XVIII по XX вв. На участках, исследованных раскопками, он фактически утрачен в их процессе. Единственным способом сохранения культурного слоя в существующем виде на месте обнаружения является ограничение земляных работ (включая раскопки). Это не требует применения специальных методик. Основной угрозой объекту является предполагаемое строительство на территории Охтинского мыса сооружений, имеющих подземные части. Утратой объекта в этом случае будут и тотальные раскопки культурного слоя, хотя эта процедура в исключительных случаях и допускается в соответствии с п. 2 ст. 40 ФЗ № 73 от 25.06.2002.

Фортификационные сооружения Ниеншанца 1611-1650-х гг. выявлены в восточной части территории крепости Ниеншанц в виде крепостного рва, прослеженного и изученного в ходе раскопок на протяжении около 90 м только на территории, исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетной карточкой от 20 мая 2003 года, а на Учетной карточке от 30 марта 2009 года на участке, обозначенном как «зона завершенных археологических исследований». Ров сохранился фрагментарно, будучи существенно поврежден как при создании фортификационных сооружений Ниенашнца 1650-х гг., так и в ходе хозяйственной деятельности XVIII-XX вв. Сохранившаяся часть рва первой половины XVII в. на остальном своем протяжении, по-видимому, размещается под укреплениями второй половины XVII в. Судя по общему плану крепости, укрепления Ниеншанца 1611 – 1650-х гг. в основной своей части размещались на территории, исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. В достаточно полной мере оценка степени сохранности остатков укреплений на этой территории пока невозможна. В местах, где фортификационные сооружения Ниеншанца 1611 – 1650-х гг. сохранились в земле, основным методом сохранения является отказ на этих участках от земляных работ, ведущих к их уничтожению. Необходимости в применении для этого каких-либо специальных методик нет. Основной угрозой объекту является предполагаемое строительство на месте рвов современных сооружений, имеющих подземные части в местах нахождения рвов.

Фортификационные сооружения (рвы, частично валы и бастионы,) крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг., а также сохранившиеся части каменных и деревянных построек и сооружений зафиксированы на большей части территории, исключенной вследствие «корректировки границ территории объекта», установленных в Учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных Учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Сохранившиеся рвы, нижние части насыпей валов и бастионов зафиксированы здесь на площади около 30000 кв. м. Рвы сохранились на глубину до 3,5 м при ширине до 28 м. Физическая сохранность фортификационных сооружений в целом позволяет обеспечить их сохранение в существующем виде на месте их обнаружения. Деревянные конструкции, служившие в древности для укрепления рвов, в значительной мере истлели, и их сохранение в существующем виде на месте их обнаружения после проведения археологических раскопок не представляется возможным (на раскопанных участках они разобраны). Рвы, а также частично насыпи валов и бастионов законсервированы путем засыпки грунтом с разделительной прокладкой в виде слоя полиэтилена. Консервация носит предварительный характер и для части участков (в южной части крепости) осуществлена лишь частично – присыпкой склонов рвов, что позволила их сохранять от момента раскопок до настоящего времени, но не обеспечивает долговременной сохранности. Для дальнейшей консервации рвов, ориентированной на долговременное (вплоть до неограниченного по времени) сохранение объекта, учитывая значительный их объем, необходима разработка соответствующей проектно-реставрационной документацией специализированными реставрационными научно-исследовательскими и проектными организациями. В случае принятия решения о консервации рвов с целью музеефикации также необходима разработка соответствующей проектно-реставрационной документации специализированными реставрационными научно-исследовательскими и проектными организациями. Для музеефикации методы консервации земляных рвов базируются на искусственной одерновке их склонов (при необходимости в сочетании с дополнительным укреплением), что не выходит за рамки хорошо известных и широко применяемых методов укрепления дерновых склонов (подробнее см. ПРИЛОЖЕНИЕ 1).

Выявленная сохранившаяся часть каменной постройки, от которой сохранился фундамент на высоту до 1,2 м и конструкции пола, а верхние части на момент раскопок были уже давно разрушены, расположена на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года. Степень ее физической сохранности после проведенных раскопок и осуществленной по их завершении консервации методом засыпки позволяет обеспечить ее сохранение в существующем виде на месте обнаружения. Дополнительное применение специальных методик консервации может потребоваться в случае принятия решения о проведении строительных работ на участке, где расположена постройка или о музеефикации самой постройки. В этих случаях необходима разработка соответствующей проектно-реставрационной документации специализированными реставрационными научно-исследовательскими и проектными организациями.

На территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года, выявлены остатки хорошо сохранившихся деревянных сооружений. В настоящее время они временно законсервированы методом засыпки. Их сохранение может быть обеспечено лишь путем консервации методом стабилизация древесины полиэтиленгликолями (список литературы см. в ПРИЛОЖЕНИИ 3) с размещением их после этого или в специально оборудованных павильонах на месте обнаружения, или в музее. И то и другое предполагает перевод их в категорию культурных ценностей и передачу в государственный музейный фонд. Необходимо оперативное принятие специальных мер по их сохранению, непринятие таких мер в течении нескольких ближайших лет приведет к их разрушению.

Основной угрозой оборонительным сооружениям Ниеншанца и каменной постройке является возможное строительство на их месте современных сооружений, имеющих в месте их размещения подземные части, или снос сохранившихся частей оборонительных сооружений при иных земляных работах (включая и раскопки участка, на котором они размещаштся, в целях исследования нижележащих слоев). Угрозой сохранности рвов, валов и бастионов на пока не исследованных участках являются также раскопки самих этих объектов, если они будут производиться без учета их специфики как памятников земляной архитектуры – с выборкой поздних перекопов, что грозит обрушением сохранившихся участков рвов, валов и бастионов вдоль краев таких перекопов и послойными раскопками на участках, где они расположены, без учета профиля фортификаций.

 

6. Исходя из особенностей объектов и степени их сохранности, в какой форме возможен к ним доступ. Имеется ли различие доступа к объектам, расположенным на территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника и к объектам, на территории, оставшейся в пределах границ памятника.

К достопримечательному месту, к каковым является мыс при впадении р. Большая Охта в Неву, вне зависимости от сохранения или уничтожения всех выявленных здесь в ходе археологических раскопок объектов, возможен доступ в форме посещения его территории и обозрения с Невы или из других частей города (в поле видимости).

Доступ к культурным слоям стоянки, древних поселений (от городища новгородского времени до крепости Ниеншанц включительно) возможен лишь в процессе раскопок (для специалистов, а для более широкого круга лиц при организации специальных экскурсий), а также на специально организованных и музеефицированных разрезах (если таковые будут организованы). При условии обеспечения сохранности памятников (или их частей), доступ к ним будет возможен и в будущем для дальнейших исследований, которые будут производиться более совершенными, чем современные методами. Это особенно важно с учетом уникальности памятников.

Доступ к архитектурным объектам: земляным и дерево-земляным фортификационным сооружениям городища новгородского времени, крепости Ландскрона, Ниеншанца 1611-1650-х гг. и 1650-х – 1703 гг., остаткам каменных построек Ниеншанца в настоящее время возможен лишь в раскрытых (исследуемых и не законсервированным) частях, однако строго ограничен заказчиком работ. Несколько раз приглашались ограниченные группы специалистов, однако для более широкого круга лиц, несмотря на широкую заинтересованность петербуржцев, специальные экскурсии не проводились. На большей части раскопанных участков памятники законсервированы, и доступ к ним возможен при условии расконсервации (в том числе при проведении новых раскопок). На не раскопанных участках доступ к объектам возможен путем раскопок. В дальнейшем доступ может быть организован по-разному, в зависимости от того, какие решения по их сохранению (или не сохранению), консервации (или отказа от консервации) и музеефикации (или отказа от музеефикации) будут приняты. В случае принятия решения (которое по нашему мнению не может быть признано правомерным) о нецелесообразности сохранения фортификационных архитектурных объектов и остатков каменных построек (исследованной постройки Ниеншанца и других, пока не открытых), доступ к ним после их уничтожения, будет с очевидностью невозможен. Если объекты будут сохранены и законсервированы без музеефикации, доступ будет возможен впоследствии в процессе археологических раскопок (которые будут повторно проводиться на уже раскопанных участках). Это – доступ для специалистов, а при организации экскурсионного посещения раскопок и для широкой публики. В случае принятия решения о музеефикации (включающей консервацию как обязательное условие музеефикации), после реализации такого решения доступ к выявленным архитектурным объектам будет возможен как для специалистов, так и для широкой публики. Музеефикация может быть построена как на полной или частичной демонстрации самих законсервированных древних фортификационных сооружений, так и на их моделировании на поверхности (с консервацией и обязательным сохранением подлинных сооружений методом засыпки). Каменные постройки для обеспечения их сохранности требуют засыпки, и их музеефикация допустима методами поверхностного моделирования.

Доступ к выявленным при раскопках деревянным постройкам и сооружениям Ландскроны и Ниеншанца в настоящее время невозможен, т. к. они временно законсервированы методом засыпки. В дальнейшем после необходимой консервации и передачи в Государственный музейный фонд они могут быть доступны специалистам и широкой публике в зависимости от места хранения. На местах их находки они могут экспонироваться в специальных павильонах, или же на этих местах могут демонстрироваться их копии.

На территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года, расположены все выявленные на сегодняшний день архитектурные объекты-памятники. Доступ к ним на сегодняшний день жестко ограничен ОДЦ «Охта». В дальнейшем возможности доступа будут определяться тем, какое решение о сохранении или уничтожении этих объектов будет принято, а в случае сохранения, будет ли принято решение о музеефикации. На территории «оставшейся в границах объекта, установленных Учетной карточкой от 21 августа 2009 г.» сохранность архитектурных объектов неизвестна, но, судя по существенным изменениям рельефа, на преобладающей части площади существенно хуже (если они вообще там сохранились). Резко ограничена и возможность доступа, т.к. это по большей части места прохождения городских магистралей. В любом случае, доступ к этим частям объектов будет существенно сложнее, а представление об объектах, которое даст этот доступ (в том числе и методом раскопок), существенно более фрагментарным, чем может дать доступ к территории, исключенной вследствие корректировки границ памятника. Наличие на этой территории древних поселений пока вообще не исследовалось, и объекты, обладающие признаками объекта культурного наследия (за исключением реконструированных на основе старых карт и планов периферийных частей крепости Ниеншанц), здесь на сегодняшний день не зафиксированы. Вследствие этого на сегодняшний день на этом участке нет и объекта для доступа.

 

7. Полностью ли завершены археологические раскопки выявленного объекта культурного наследия «Охта 1 (Ниеншанц)» на территории исключенной вследствие корректировки границ памятника, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 года, но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 года.

Нет, раскопки на указанной территории завершены не полностью.

 

8. Если археологические раскопки произведены не полностью, обладают ли оставшиеся не исследованными участки культурного слоя на данной территории признаками объекта культурного наследия, перечисленными в ч.1 ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

Да, оставшиеся не исследованными участки культурного слоя, а также сохранившиеся фортификационные сооружения и остатки каменных построек на территории, исключенной вследствие корректировки границ территории объекта, установленных в учетной карточке от 21 августа 2009 г., но ранее находившейся в границах, установленных учетными карточками от 20 мая 2003 и 30 марта 2009 г., обладают признаками объекта культурного наследия, перечисленными в ч.1 ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

  

Старший лаборант
Музея антропологии и этнографии
им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН 

С.В. Бельский

  

Научный сотрудник
Музея антропологии и этнографии
им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

 Д.В. Герасимов

 

Заведующий Сектором архитектурной археологии
Государственного Эрмитажа,
доцент Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат исторических наук 

О.М. Иоаннисян

 

Старший научный сотрудник
Государственного Эрмитажа,
кандидат исторических наук 

Ю.М. Лесман

 

Старший научный сотрудник, главный хранитель
Отдела археологии Восточной Европы и Сибири
Государственного Эрмитажа 

А.Н. Мазуркевич

 

Ведущий научный сотрудник
Института истории материальной культуры РАН,
доктор исторических наук, доктор философии,
доцент Университета Йоенсуу (Восточно-финский университет) 

А.И. Сакса

 

Научный сотрудник
Лаборатории археологии, исторической социологии
и культурного наследия Факультета социологии
Санкт-Петербургского государственного университета 

К.В. Шмелев

 

 Археолог
ГУП Научно-исследовательского и проектного института
“Спецпроектреставрация” 

С.Е. Шуньгина

 


Скачать текст комиссионной историко-культурной экспертизы (PDF, 7,2 Mb)
распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ
Проекты ЭКОМ:
Судебные дела об археологическом наследии
Общественная кампания против строительства небоскрёба в составе "Охта-центра"
Публикации:
20.04.2011 - Круглый стол: «Высотки вне закона?»
15.01.2011 - Решение городского суда Санкт-Петербурга по делу №3-311/10
27.12.2010 - Определение Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга о прекращении дела №2- 737/10
23.12.2010 - Распоряжение КГИОП "О государственном учёте выявленных объектов археологического наследия, обнаруженных по адресу: Санкт-Петербург, Красногвардейская пл., д. 2, лит. К" от 22.12.2010 №10-28
08.12.2010 -
29.10.2010 - Определение об отказе в отводе экспертов
29.10.2010 - Определение об отказе в прекращении дела
10.05.2010 - Заявление ЗАО «Общественно-деловой центр «Охта» о вступлении в дело в качестве третьего лица
09.05.2010 - Определение о назначении комиссионной историко-культурной археологической экспертизы
20.04.2010 - По официальным данным в России ежедневно гибнет объект культурного наследия
09.04.2010 - Выставка "Всемирное наследие в опасности: Судьбы Петербурга и Байкала глазами современных фотографов"
07.04.2010 - Отчёт о сборе и расходовании частных пожертвований за 1 квартал 2010 года
17.02.2010 - Петербуржцы готовы прийти на референдум по Охта-центру даже в новогодние праздники
28.01.2010 - Даже сторонники «Охта-центра» не поддерживают строительство небоскреба
27.01.2010 - Петербургские академики направили министру культуры РФ А.А.Авдееву письмо в защиту памятников археологии Петербурга
25.01.2010 - Министерство рекомендует референдум
25.01.2010 - Ответ Минрегиона
18.01.2010 - Отчёт о сборе и расходовании частных пожертвований за 2009 год
18.01.2010 - Отзыв КГИОП на заявление об оспаривании действий по изменению границ памятника "Ниеншанц"
18.01.2010 - Заявление в суд о признании незаконным решения (действий) КГИОП Санкт-Петербурга по сокращению границ выявленного объекта культурного наследия "Ниеншанц"
07.01.2010 - "Убыточный газоскрёб". Анализ ТЭО проекта строительства общественно делового центра "Охта".
25.12.2009 - Филиппу Никандрову не повезло не только с городом, но и со страной
14.12.2009 - Памятники заступились за Петербург
01.12.2009 - Строительные работы на стройплощадке Охта-центра ведутся круглосуточно, даже в выходные дни
29.11.2009 - На площадке "Охта-центра" круглосуточно ведтся строительные работы
25.11.2009 - Самый удивительный небоскреб?
24.11.2009 - Комиссия по землепользованию и застройке Петербургу не нужна
13.11.2009 - В Петербурге стартует акция "Синяя ленточка"
13.11.2009 - Ложь о «постоянно растущем количестве сторонников Охта-центра» должна быть прекращена
08.11.2009 - Фотовыставка «Ниен – шанс еще есть…»
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Copyright ©2004-2017 ЭКОМ. Все права защищены.